Как убивали Царскую семью

открытки 2

 

Предлагаю вниманию читателей весьма интересную информацию из книги «Крестный путь святых Царственных Мучеников»
(Москва 2002 г.)

Убийство Царской Семьи было подготовлено в строжайшей тайне. Даже многие высокопоставленные большевики не были в нее посвящены.

Оно было совершено в Екатеринбурге по приказу из Москвы, согласно давно задуманному плану.

Главным организатором убийства следствие называет Янкеля Мовшевича Свердлова, занимавшего должность председателя Президиума Всероссийского Центрального Исп. комитета съезда Советов, всемогущего правителя- временщика России в эту эпоху.

К нему сходятся все нити преступления. От него исходили инструкции, полученные и выполненные в Екатеринбурге. Задача его состояла в том, чтобы придать убийству видимость самовольного акта местных уральских властей, сняв в полной мере тем самым ответственность Советского правительства и действительных инициаторов злодеяния.

Соучастниками убийства из числа местных большевицких главарей были следующие лица: Шая Исаакович Голощекин — личный друг Свердлова, захвативший в свои руки фактическую власть на Урале, военный комиссар уральской области глава Чека и главный палач Урала в то время; Янкель Изидорович Вайсбарт (называл себя русским рабочим А.Г. Белобородовым) — председатель Исполкома Уральского Областного Совета; Александр Мебиус — начальник Революционного Штаба — особоуполномоченный Бронштейна-Троцкого; Янкель Хаимович Юровский (называвший себя Яковом Михайловичем, — комиссар юстиции Уральской области, член Чека; Пинхус Лазаревич Вайнер (именовавший себя Петром Лазаревичем Войковым (его имя носит современная станция Московского метро «Войковская») — комиссар снабжения Уральской области, — ближайший помощник Юровского и Сафаров — второй помощник Юровского. Все они исполняли инструкции из Москвы от Свердлова, Апфельбаума, Ленина, Урицкого и Бронштейна-Троцкого (в своих воспоминаниях, опубликованных за границей в 1931г., Троцкий сам себя обвинил, цинично оправдывая убийство всей Царской Семьи в т. числе и Августейших Детей).

В отсутствие Голощекина (уехал в Москву к Свердлову за инструкциями) приготовления к убийству Царской Семьи стали принимать конкретную форму: убрали ненужных свидетелей — внутреннюю стражу, т.к. она практически полностью была расположена к Царской Семье и была для палачей ненадежной, а именно 3 июля 1918г. — Авдеев и его помощник Мошкин (был даже арестован), были внезапно изгнаны. Вместо Авдеева — коменданта «Дома Особого назначения» стал Юровский, помощником его был назначен Никулин (известный своими зверствами в Камышине, работая в Чека).

Вся охрана была заменена отборными чекистами, откомандированными местной чрезвычайкой. С этого момента и в течение двух последних недель, когда Царственным Узникам пришлось жить под одной крышей со своими будущими палачами, Их Жизнь стала сплошной мукой…

В воскресенье 1/14 июля за три дня до убийства, по просьбе Государя Юровский позволил пригласить протоиерея о.Иоанна Сторожева и дьякона Бумирова, которые еще ранее 20 мая/2 июня служили обедницу для Царской Семьи. Они заметили происшедшую перемену в душевном состоянии Их Величеств и Августейших Детей. По словам О.Иоанна Они не были в «угнетении духа, но все же производили впечатление как бы утомленных». В этот день впервые никто из Членов Царской Семьи не пел во время Богослужения. Они молились молча, как бы предчувствуя, что это Их последняя церковная молитва, и как, будто Им было открыто, что эта молитва будет необыкновенной. И действительно, тут произошло знаменательное событие, глубокий и таинственный смысл которого стал понятным только тогда, когда оно отошло в прошлое. Дьякон, стал петь «Со святыми упокой», хотя по чину обедницы положено прочесть эту молитву, — вспоминает о. Иоанн: «…стал петь и я, несколько смущенный таким отступлением от устава, но едва мы запели, как я услышал, что стоявшие позади меня Члены Семьи Романовых опустились на колени…». Так Царственные Узники, Сами того не подозревая, подготовились к смерти, приняв погребальное напутствие…

Тем временем Голощекин привез приказ из Москвы от Свердлова о расстреле Царской Семьи.

Юровский со своей командой палачей быстро все подготовил к казни. Утром, во вторник 3/16 июля 1918г. он удалил из Ипатьевского дома ученика повара маленького Леонида Седнева — племянника И.Д. Седнева (детского лакея).

Но даже в эти предсмертные дни Царская Семья не теряла бодрости духа. В понедельник 2/15 июля, четыре женщины, были посланы в дом Ипатьева мыть полы. Одна потом показала судебному следователю: «Я лично мыла полы почти во всех комнатах, отведенных для Царской Семьи… Княжны помогали нам убирать и передвигать в Их спальне постели и весело между Собой разговаривали…».

В 7 часов вечера Юровский приказал отобрать у русской наружной стражи револьверы, потом эти же револьверы раздал участникам расстрела, помогал ему Медведев Павел.

В этот последний день жизни Узников, Государь, Наследник Цесаревич и все Великие Княжны вышли на обычную прогулку в сад и в 4 часа дня во время смены караульных вернулись в дом. Больше Они не выходили. Вечерний распорядок дня ничем нарушен не был…

Ничего, не подозревая, Царская Семья легла спать. Вскоре после полуночи Юровский вошел в Их комнаты, разбудил всех и под предлогом угрожающей городу опасности со стороны приближающихся белых войск объявил, что у него приказ увезти Узников в безопасное место. Через некоторое время, когда все оделись, умылись и приготовились к отъезду, Юровский в сопровождении Никулина и Медведева повел Царскую Семью в нижний этаж к наружной двери, выходящей на Вознесенский переулок.

Впереди шли Юровский и Никулин, державший в руке лампу, чтобы освещать темную узкую лестницу. За ними следовал Государь. Он нес на руках Наследника Алексея Николаевича. Нога у Наследника была перевязана толстым бинтом, и при каждом шаге Он тихо стонал. За Государем шли Государыня и Великие Княжны. Некоторые из Них имели с Собой по подушке, а Великая Княжна Анастасия Николаевна несла на руках свою любимую собачку Джимми. Далее следовали лейб-медик Е.С.Боткин, комнатная девушка А.С.Демидова, лакей А.Е.Трупп и повар И.М.Харитонов. Шествие замыкал Медведев. Спустившись вниз и пройдя через весь нижний этаж до угловой комнаты — это была передняя с выходной дверью на улицу, — Юровский повернул налево в соседнюю среднюю комнату, как раз под спальней Великих Княжон, и объявил, что Им придется подождать, пока будут поданы автомобили. Это была пустая полуподвальная комната длиною 5 1/3 и шириной в 4 1\2 м.

Так как Царевич не мог стоять, и Государыня была нездорова, по просьбе Государя принесли три стула. Государь сел посреди комнаты, посадив Наследника рядом с Собой и обняв Его правой рукой. Сзади Наследника и немного сбоку от Него стоял доктор Боткин. Государыня села по левую руку от Государя, ближе к окну и на шаг сзади. На Ее стул, и на стул Наследника, положили подушку. С этой же стороны, еще ближе к стене с окном, в глубине комнаты, стояла Великая Княжна Анастасия Николаевна и несколько дальше, в углу у наружной стены, — Анна Демидова. За стулом Государыни стала одна из старших В. Княжен, вероятно, Татьяна Николаевна. По правую руку от Нее, прислонившись, к задней стене, стояли В.Княжны Ольга Николаевна и Мария Николаевна; рядом с Ними, чуть впереди, А.Трупп, державший плед для Наследника, и в дальнем левом от двери углу повар Харитонов. Первая от входа половина комнаты оставалась свободной. Все были спокойны. Они, видимо привыкли к подобным ночным тревогам и перемещениям. К тому же объяснения Юровского казались правдоподобными, и некоторая «вынужденная» задержка не вызывала никаких подозрений.

altЮровский вышел, что бы сделать последние распоряжения. К этому времени в одной из соседних комнат собрались все 11 палачей, расстрелявших в эту ночь Царскую Семью и Ее верных слуг. Вот их имена: Янкель Хаимович Юровский, Никулин, Степан Ваганов, Павел Спиридонович Медведев, Лаонс Горват, Анзельм Фишер, Изидор Эдельштейн, Эмиль Фекте, Имре Над, Виктор Гринфельд и Андреас Вергази — наемники — мадьяры.

У каждого был семизарядный револьвер наган. У Юровского, кроме того, был маузер, а у двоих — винтовки с примкнутыми штыками. Каждый убийца заранее выбрал свою жертву: Горват избрал Боткина. Но при этом Юровский строго запретил всем другим стрелять в Государя Императора и в Цесаревича: он хотел, — а скорее, ему приказали — своей рукой убить Русского Православного Царя и Его Наследника.

За окном послышался шум мотора четырех тонного грузовика Фиат, приготовленного для перевозки тел. Расстрел под шум работающего мотора грузовика, чтобы заглушить выстрелы, был излюбленным приемом чекистов. Этот способ был применен и здесь.

Было 1ч. 15м. Ночи по солнечному времени, или 3ч. 15м. по летнему (переведенному большевиками на два часа вперед). Юровский вернулся в комнату, вместе со всей командой палачей. Никулин стал ближе к окну, напротив Государыни. Лицом к доктору Боткину расположился Горват. Остальные разделились по обе стороны от двери. Медведев занял позицию на пороге.

Подойдя к Государю, Юровский сказал несколько слов, объявив о предстоящем расстреле. Это было настолько неожиданно, что Государь, по-видимому, не сразу понял смысл сказанного. Он привстал со стула и изумленно переспросил: «Что? Что?» Государыня и одна из В. Княжен успели перекреститься. В этот момент Юровский поднял револьвер и несколько раз выстрелил в упор сначала в Государя и затем в Наследника.

Почти одновременно начали стрелять и другие. Великие Княжны, стоявшие во втором ряду, видели, как упали Их Родители, и в ужасе стали кричать. Им суждено было пережить Их на несколько страшных мгновений. Расстреливаемые падали один за другим. В течение только 2-3 минут было сделано около 70 выстрелов. Раненых Царевен докалывали штыками. Наследник слабо стонал. Юровский убил Его двумя выстрелами в голову. Раненая Великая Княжна Анастасия Николаевна была добита штыками и прикладами.

Анна Демидова металась, пока не упала под ударами штыков. Некоторых жертв достреливали и докалывали, прежде чем все стихло.

…Сквозь голубоватый туман, наполнявший комнату от множества выстрелов, при слабом освящении одной электрической лампочки картина убийства представляла ужасающее зрелище.

Государь упал вперед, близко от Государыни. Рядом лежал на спине Наследник. Великие Княжны были вместе, как, будто Они держали друг друга за руки. Между Ними распластался труп маленькой Джимми, которую Великая Анастасия Николаевна прижимала к себе до последнего момента. Доктор Боткин сделал шаг вперед, прежде чем упасть ничком с поднятой правой рукой. Анна Демидова и Алексей Трупп упали около задней стены. У ног Великих Княжон навзничь лежал Иван Харитонов. Все убиенные имели несколько ран, и поэтому крови было особенно много. В крови были Их лица и одежда, она стояла лужами на полу, брызгами и пятнами покрывала стены. Казалось, что вся комната залита кровью и представляет собой бойню (ветхозаветный жертвенник).

В ночь мученической кончины Царской Семьи Дивеевская блаженная Мария бушевала и кричала: «Царевен штыками! Проклятые жиды!». Неистовствовала страшно, и только потом поняли, о чем она кричала. Под сводами Ипатьевского подвала, в котором Царственные Мученики и их Верные слуги закончили свой крестный путь, были обнаружены оставленные палачами надписи. Одна из них состояла из четырех кабалистических знаков. Она расшифровывалась так: «Здесь, по приказанию сатанинских сил, Царь был принесен в жертву для разрушения Государства. О сем извещаются все народы».

«…В самом начале этого столетия, еще перед Первой Мировой войной, маленькие лавчонки в царстве польском продавали из-под полы довольно грубо отпечатанные открытки с изображением иудейского «цадика» (раввина) с торой в одной руке и с белой птицей в другой. У птицы была голова Императора Николая II, с императорской короной. Внизу… была следующая надпись: «Это жертвенное животное да будет моим очищением, оно будет моим замещением и очистительной жертвой».

Во время следствия об убийстве Николая II и Его Семьи было установлено, что за день до этого преступления в Екатеринбург из Центральной России прибыл специальный поезд, состоявший из паровоза и одного пассажирского вагона. В нем приехало лицо в черной одежде, похожее на иудейского раввина. Это лицо осмотрело подвал дома и оставило на стене (вышеуказанную-сост.) каббалистическую надпись…».»Христография», журнал «Новая книга России».

…К этому времени в «Дом Особого Назначения» прибыли Шая Голощекин, Белобородов, Мебиус и Войков. Юровский с Войковым занялись тщательным осмотром убитых. Они переворачивали всех на спину, чтобы удостовериться, не осталось ли еще признаков жизни. При этом снимали со своих жертв — драгоценности: кольца, браслеты, золотые часы. Снимали с Царевен туфельки, которые потом дарили своим любовницам.

Затем тела были завернуты в заранее приготовленное шинельное сукно и перенесены на носилках, сделанных из двух оглоблей и простыней, на грузовой автомобиль, стоявший у подъезда. За рулем сидел злоказовский рабочий Люханов. С ним вместе сели Юровский, Ермаков и Ваганов.

Под покровом ночи грузовик отъехал от дома Ипатьева, спустился по Вознесенскому проспекту в сторону Главного проспекта и выехал из города через предместье Верх-Исетск. Здесь он свернул на единственную дорогу, ведущую в деревню Коптяки, раскинувшуюся на берегу Исетского озера. Дорога туда идет лесом, пересекая Пермскую и Тагильскую железнодорожные линии. Уже рассветало, когда, верстах в 15-ти от Екатеринбурга и, не доезжая четырех верст до Коптяков, глухом лесу в урочище «Четырех Братьев» грузовик свернул налево и достиг небольшой лесной поляны близ ряда заброшенных рудниковых шахт, называемого «Ганина Яма». Здесь тела Царственных Мучеников были выгружены, разрублены, облиты бензином и брошены на два больших костра. Кости уничтожались при помощи серной кислоты. Три дня и две ночи убийцы, которым помогали 15 ответственных партийных коммунистов, специально мобилизованных для этой цели, творили свою дьявольскую работу под непосредственным руководством Юровского, по указаниям Войкова и под Наблюдением Голощекина и Белобородова, несколько раз приезжавших из Екатеринбурга в лес. Наконец, к вечеру 6/19 июля все было кончено. Убийцы старательно уничтожили следы костров. Пепел и все, что осталось от сожженных тел, бросили в шахту, которая была, затем взорвана ручными гранатами, а вокруг перекопали землю и забросали ее листьями и мхом, чтобы скрыть следы совершенного здесь преступления.

altОб убийстве Царской Семьи Белобородов немедленно телеграфировал Свердлову. Однако этот последний не посмел раскрыть правду не только Русскому народу, но даже советскому правительству. На заседании Совнаркома, происходившем 5/18 июля под председательством Ленина, Свердлов выступил с экстренным заявлением. Это было сплошное нагромождение лжи.

Он сказал, что из Екатеринбурга получено сообщение о расстреле Государя Императора, что расстрелян Он по постановлению Уральского областного Совета и что Императрица и Наследник эвакуированы в «надежное место». О судьбе Великих Княжон он умолчал. В заключение он добавил, что Президиум ВЦИК одобрил постановление Уральского Совета. Выслушав молча заявление Свердлова, члены Совнаркома продолжали заседание…

На следующий день оно было объявлено в Москве во всех газетах. После долгих переговоров со Свердловым по прямому проводу, Голощекин сделал в Уральском Совете аналогичное сообщение, которое было опубликовано в Екатеринбурге только 8/21 июля, так как Екатеринбургские большевики, которые якобы самовольно расстреляли Царскую Семью, в действительности не смели без разрешения Москвы даже выпустить сообщение о расстреле. Между тем, с приближением фронта началось паническое бегство большевиков из Екатеринбурга. 12/25 июля он был взят войсками Сибирской Армии. В тот же день к дому Ипатьева была приставлена стража, а 17/30 июля началось судебное следствие, которое восстановило почти во всех подробностях картину этого ужасного злодеяния, а также установило личности его организаторов и исполнителей. В последующие годы появился ряд новых свидетелей, и стали известны новые документы и факты, которые еще более дополнили и уточнили материалы следствия.

Расследуя ритуальное убийство Царской Семьи, следователь Соколов Н.А., буквально просеявший всю землю на месте сожжения тел Царской Семьи и обнаруживший при этом многочисленные осколки раздробленных и обгорелых костей и обширные сальные массы, не нашел ни одного зуба, ни единого их осколка, а как известно, в огне зубы не горят. Выяснилось, что Исаак Голощекин после убийства сразу отправился в Москву с тремя бочками со спиртом… Он вез с собой в Москву эти тяжелые бочки, укупоренные в дощатых ящиках и обмотанные веревками, причем в салоне вагона, не касаясь содержимого в них, совсем было не место в салоне. Некоторые из сопровождавших чинов охраны и поездной прислуги интересовались о таинственном грузе. На все вопросы Голощекин отвечал, что он везет образцы артиллерийских снарядов для Путиловского завода. В Москве Голощекин забрал ящики, уехал к Янкелю Свердлову и пять дней жил у него, не возвращаясь в вагон. Какие документы в прямом значении слова, и с какой целью могли бы интересовать Янкеля Свердлова, Нахамкеса и Бронштейна?

Вполне возможно, что убийцы, уничтожая Царские тела, отделили от них честные головы, для доказательства руководству в Москве о ликвидации всей Царской Семьи. Данный метод, как некая форма «отчетности», широко использовался в ЧК, в те страшные годы массовых убийств большевиками беззащитного населения России.

Существует редкий снимок: в дни февральской смуты, Царские дети, больные корью, по выздоровлении все пятеро снялись с бритыми головами — так, что видны одни головы, и все они на одно лицо. Государыня расплакалась: пять детских голов кажутся отсеченными…

То, что это было ритуальное убийство — вне всяких сомнений. Об этом свидетельствуют не только ритуальные каббалистические надписи в подвальной комнате Ипатьевского дома, но и сами убийцы.

Беззаконники ведали что творили. Примечательны их проговоры. Один из цареубийц М.А. Медведев (Кудрин) описывал в декабре 1963 г. ночь на 17 июля:

…Спустились на первый этаж. Вот та комната, «очень маленькая». «Юровский с Никулиным принесли три стула — последние троны приговоренной Династии».

Юровский вслух заявляет: «…на нас возложена миссия покончить с Домом Романовых!»

А вот момент сразу же после расправы: «Около грузовика встречаю Филиппа Голощекина.

- Ты где был? — спрашиваю его.

- Гулял по площади. Слушал выстрелы. Было слышно. — Нагнулся над Царем.

- Конец, говоришь, Династии Романовых?! Да…

Красноармеец принес на штыке комнатную собачонку Анастасии — когда мы шли мимо двери (на лестницу во второй этаж) из-за створок раздался протяжный жалобный вой — последний салют Императору Всероссийскому. Труп песика бросили рядом с царским.

- Собакам — собачья смерть! — презрительно сказал Голощекин».

После того как изуверы первоначально сбросили тела Царственных Мучеников в шахту, они решили извлечь их оттуда, чтобы предать их огню. «С 17-го на 18 июля, — вспоминал П.З. Ермаков, — я снова прибыл в лес, принес веревку. Меня опустили в шахту. Я стал каждого по отдельности привязывать, а двое ребят вытаскивали. Все трупы были достаты (сик! — С.Ф.) из шахты для того, чтобы покончить с Романовыми и чтобы ихние друзья не думали создать СВЯТЫХ МОЩЕЙ».

Уже упоминавшийся нами М.А. Медведев свидетельствовал: «Перед нами лежали готовые «ЧУДОТВОРНЫЕ МОЩИ»: ледяная вода шахты не только начисто смыла кровь, но и заморозила тела настолько, что они выглядели словно живые — на лицах Царя, девушек и женщин даже проступил румянец».

Один из участников уничтожения царских тел, чекист Г.И. Сухоруков вспоминал 3.4.1928г.: «Для того, что если бы белые даже нашли эти трупы и не догадались по количеству, что это Царская Семья, мы решили штуки две сжечь на костре, что мы и сделали, на НАШ ЖЕРТВЕННИК попал первый Наследник и вторым младшая дочь Анастасия…».

Участник цареубийства М.А. Медведев (Кудрин) (декабрь 1963): «При глубокой религиозности народа в провинции нельзя было допускать оставления врагу даже останков Царской Династии, из которых немедленно были бы сфабрикованы духовенством «СВЯТЫЕ ЧУДОТВОРНЫЕ МОЩИ»…».

Так же считал и другой чекист Г.П. Никулин в своей беседе на радио 12 мая 1964 г.: «…Если бы даже был обнаружен труп, то, очевидно, из него были созданы какие-то МОЩИ, понимаете, вокруг которых группировалась бы какая-то контрреволюция…».

То же на следующий день подтверждал и его товарищ И.И. Родзинский: «…Дело-то ведь было очень серьезное. <…> Если бы белогвардейцы обнаружили эти останки, знаете, что бы они устроили? МОЩИ. Крестные ходы, использовали бы темноту деревенскую. Поэтому вопрос о сокрытии следов был важнее даже самого выполнения. <…> Это самое главное было…».

Как бы ни были искажены тела, — считал М.К. Дитерихс, — Исаак Голощекин отлично понимал, что для русского христианина имеет значение не нахождение физического цельного тела, а самых незначительных останков Их, как священных реликвий тех тел, душа которых бессмертна и не может быть разрушена Исааком Голощекиным или другим подобным ему изувером из еврейского народа».

Воистину: и бесы веруют и трепещут!

______________

…Большевики переименовали г.Екатеринбург в Свердловск — в честь главного организатора убийства Царской Семьи, и тем самым не только подтвердили правильность обвинения судебной власти, но и свою ответственность за это величайшее преступление в истории человечества, совершенное мировыми силами зла…

Не случайна и сама дата изуверского убийства — 17 июля. В этот день Русская Православная Церковь чтит память святого благоверного князя Андрея Боголюбского, который своей мученической кровью освятил единодержавие Руси. По свидетельству летописцев, заговорщики-иудеи «принявшие» православие и облагодетельствованные Им же самим, убили его самым жестоким образом. Святой князь Андрей первым провозгласил идею Православия и Самодержавия основой государственности Святой Руси и был, по сути, первым русским Царем.

По Божьему промыслу, Царственные Мученики были взяты из земной жизни все вместе. В награду за безграничную взаимную любовь, которая крепко связала Их в одно нераздельное целое.

Государь мужественно взошел на Голгофу и с кроткой покорностью Воле Божьей принял мученическую смерть. Он оставил в наследие ничем не омраченное Монархическое Начало как драгоценный Залог, полученный Им от своих Царственных предков.

Рубрика размещения Колонка писателя Игоря Евсина. Закладка постоянная ссылка.

Comments are closed.