Игорь Евсин о русской идее

igor-evsin-300x219О русской национальной идее говорят многие и говорят по-разному. Так, академик Д.С.Лихачев в 1996 г. в интервью газете «Наш век» сказал: «Общенациональная идея в качестве панацеи от всех бед — это не просто глупость, это крайне опасная глупость». Весьма странное высказывание для весьма просвещенного человека, вряд ли не знакомого с мнением на этот счет Федора Достоевского, который говорил что «без высшей идеи не может существовать ни человек, ни нация». О крайней необходимости для русского народа национальной идеи высказывались и другие выдающиеся писатели и мыслители. И во всех их взглядах на русскую идею главным было то, что в ее основе должна быть вера.
«Идея нации есть не то, что она сама думает о себе во времени, но то, что Бог думает о ней в вечности», — так определил сущность национальной идеи философ Владимир Соловьёв.

Нисколько не претендуя на высказывания нечто нового по этой теме, все-таки рискну кратко сформулировать конкретное выражение русской национальной идеи на примере Уваровской триады.

19 ноября 1833 года граф Сергей Семёнович Уваров, при вступлении в должность Министра народного просвещения подал Государю Императору Николаю I Всеподданнейший доклад «О некоторых общих началах, могущих служить руководством при управлении Министерством Народного Просвещения». В нем он утверждал, что «собственными началами России являются Православие, Самодержавие и Народность, без коих она не может благоденствовать, усиливаться и жить».

Благодаря выведенной в докладе триаде, имя графа Уварова прочно вошло в историю государственного самосознания русского народа. За сформулированный закон существования Российской Империи и его обоснование Сергея Семеновича можно поставить в один ряд со старцем Филофеем из Спасо-Елеазаровского монастыря, который сформулировал идею Московской Руси в словосочетании «Москва — третий Рим». По сути граф Уваров продолжил дело старца Филофея в новых исторических условиях.

Конечно же, триада Сергея Семеновича возникла не на пустом месте. Вот что говорил Патриарх Гермоген, в своем послании к русскому народу во время Великой Смуты, когда поляки захватили Кремль: «Благословляю верных русских людей, подымающихся на защиту Веры, Царя и Отечества. И проклинаю вас изменники!» «За Веру Царя и Отечество» шли освобождать Москву Козьма Минин и Димитрий Пожарский. Также и Император Петр I, в приказе, отданном накануне Полтавской битвы, призывал русских солдат воевать за Веру, Царя и Отечество.

Но в триаде «Православие, Самодержавие и Народность» содержится не только девиз: «За Веру, Царя и Отечество», но и его конкретное выражение — «за русского Бога, русского Царя и русский Народ». И в отличие от этого девиза в триаде сформулирован закон национального русского бытия. Она выражает как политическую форму русской государственности — Самодержавие, так и ее духовное содержание — Православие. А Народность является той основой, без которой ни первое, ни второе существовать не может. Так же, как и русская народность не может существовать без Православия и Самодержавия.

Итак, суть триады заключается в следующем:

Православие. Без любви к православию, к вере предков считал Сергей Семенович Уваров, «народ, как и частный человек, должны погибнуть; ослабить в них Веру, то же самое, что лишать их крови и вырвать сердце. Это было бы готовить им низшую степень в моральном и политическом предназначении. Это было бы измена в пространном смысле».

Самодержавие. По утверждению Уварова, самодержавие — это главное условие политического существования России, ее государственности. Россия живёт и охраняется спасительным духом Самодержавия, сильного, человеколюбивого, просвещённого.

Народность. По Уварову, «дабы Трон и Церковь оставались в их могуществе, должно поддерживать и чувство Народности, их связующее».

Здесь все настолько гениально взаимосвязано, что более четкого, более ясного выражения русской идеи никто до сих пор не придумал и уже не придумает. Хотя мы и живем в совершенно других исторических условиях, уваровская триада, так же, как и филофеевская идеологема «Москва — Третий Рим» настолько прочно живет в самосознании православного русского, что при благоприятных условиях обязательно начнет претворяться в жизнь.

Проявление идеи «Православие, Самодержавие, Народность» может быть во всех формах нашего бытия. В политической, как «Церковь, Православная власть, народ». В социальной, как «Архиереи, элита, народ» (или «Священник, начальник, крестьянин»), и философской, как «Вера и верность русским идеалам». Но ее главное наполнение — это естественно «Церковь, Монарх, Народ». В виде «За веру, Царя и Отечество» она есть боевой девиз русских монархистов. И, в конечном счете, уваровская триада — это историческая основа нашего национального бытия. Это именно то, что должен возрождать русский человек. Именно то, за что он должен бороться.

«Православие, Самодержавие и Народность… суть такая же жизненная истина для России, как крылья для птицы, как воздух для тех, кто дышит», — проникновенно взывал поэт и пламенный монархист конца XIX — начала XX в. В.Л.Величко. А святитель Феофан, Затворник Вышенский писал: «Издавна охарактеризовались у нас коренные стихии жизни русской, и так сильно и полно выражаются привычными словами: Православие, Самодержавие и Народность, вот что надобно сохранять! Когда ослабеют или изменятся сии начала, русский народ перестанет быть русским. Он потеряет тогда свое священное трехцветное знамя».

Уваровская триада «Православие, самодержавие, народность» содержит в себе все составляющие русской идеи. И православный патриотизм, и имперскую идеологию, и русский национализм. В совокупности это есть идеология русского народа, его национального государственного и общественного устройства, практическим воплощением которой является русский миропорядок – Православная Русская Монархия.

Игорь ЕВСИН

Рубрика размещения О русском монархизме.. Закладка постоянная ссылка.

Comments are closed.