Игорь ЕВСИН. К вопросу о канонизации Григория Распутина

Вопрос о канонизации Григория Распутина очень важен

 

В своей статье «Трезвомыслие или экзальтация? (к вопросу о канонизации Григория Распутина)» священник Александр Шумской написал, что не видит «никаких стопроцентных аргументов в пользу «святости» Григория Ефимовича Распутина». Во-первых, непонятно, почему слово святости взято в кавычки? Во-вторых, если о. Александр стопроцентных аргументов святости Распутина не видит, то может быть пятьдесят или хотя бы десять процентов все-таки видит? Читая дальше я понял, что не видит он ничего и, кажется не желает видеть. Вот что о. Александр написал далее: «Полагаю, что Григорий Ефимович был сложной и неоднозначной личностью. Об этом, в частности, свидетельствует оценка, данная Распутину директором департамента полиции, генералом П.Г. Курловым. Отрицательно относились к Григорию Распутину преподобномученица Елизавета Фёдоровна, а также уважаемые владыки Феофан (Быстров) и Ермоген (Голубев). Это те люди, которые знали его лично. Почему я должен верить не им, а неким современным «великим» сказочникам, которые уже поторопились написать «икону» Григория Распутина и служат перед ней молебны и читают самочинные акафисты?»

Во-первых, что это за епископ Ермоген (Голубев)? Вообще-то он не знал Распутина, был архиепископом Калужским и Боровским и скончался в 1978 году. Распутина близко знал епископ Гермоген (Долганов), но о нем, как и о сказочниках скажем немного ниже. Про Курлова сказать могу лишь то, что если о. Александр начитался его воспоминаний в издательстве «Захаров», то это печально. Издательство провокационное, издает фальсификации. А вот доктору филологических наук Татьяне Мироновой я совершенно доверяю. Вот какие высказывания генерала Курлова о Распутине она приводит в своей книге «Григорий Распутин: оболганная жизнь, оболганная смерть»: «Генерал П.Г. Курлов в 1923 году в Берлине издал книгу «Гибель императорской России». Генерал никогда не принадлежал к кругу Григория Ефимовича, и ненавистники старца не могут обвинить его в предвзятости, кроме того, он директор Департамента полиции, товарищ министра внутренних дел… Курлов описывает Распутина таким, каким сам его видел. «Я находился в министерском кабинете, куда дежурный курьер ввел Распутина. К министру подошел худощавый мужик с клинообразной темно-русой бородкой, с проницательными умными глазами. Он сел с П.А. Столыпиным около большого стола и начал доказывать, что напрасно его в чем-то подозревают, так как он самый смирный и безобидный человек… Вслед за тем я высказал министру вынесенное мной впечатление: по моему мнению, Распутин представлял из себя тип русского хитрого мужика, что называется – себе на уме, и не показался мне шарлатаном» (15, с.312). «Меня поразило только серьезное знакомство Распутина со Священным писанием и богословскими вопросами. Вел он себя сдержанно и не только не проявлял тени хвастовства, но ни одним словом не обмолвился о своих отношениях к Царской Семье. Равным образом я не заметил в нем никаких признаков гипнотической силы и, уходя после этой беседы, не мог себе не сказать, что большинство циркулировавших слухов о его влиянии на окружающих относится к области сплетен, на которые всегда так падок Петербург» (15, с.317). При новой встрече с Курловым «Несколько раз пришлось мне говорить с Распутиным в последние месяцы его жизни. Я встречался с ним у того же Бадмаева и поражался его прирожденным умом и практическим пониманием текущих вопросов даже государственного характера» (15, с.318).

Что же касается мнений о Распутине преподобномученицы Елизаветы Фёдоровны и владыки Феофана (Быстрова), то это вопрос долгий. Но очень даже детально он разобран в опубликованной с свое время на РНЛ статье «Великая княгиня Елизавета Федоровна, епископ Феофан (Быстров) и Григорий Распутин». Там есть обстоятельные и глубоко аргументированные ответы на все недоумения, касающиеся этой темы. Вывод, подтвержденный документами только один – прпмч. Елизавета и владыка Феофан были сознательно введены в заблуждение некими «документами», сфальсифицированным в недрах «охранки». Вы бы о. Александр сначала попробовали хоть как-то оспорить этот вывод и уж тогда бы заявляли, что мнению прпмч. Елизаветы и владыки Феофан можно верить.

Кстати, почему бы вам не поверить святым страстотерпцам — Царю Николаю и Царице Александре, которые почитали старца Григория за святого. Ведь по своему положению они знали о Распутине практически всё, а когда в чём-то сомневались, то производили негласные проверки негативных фактов. Однако ни одна из многочисленных проверок не подтвердила такие «факты» и потому не изменила их мнение о праведности Григория Ефимовича. Вот что, например, сказал Царь-мученик обер-прокурору Святейшего Синода А.Д. Самарину на его обвинения Распутина: «Послушайте, Самарин, ведь Вы признаете Ее Величество и меня людьми верующими?.. Как же мы могли бы допустить возле себя человека, такого, каким вы изображаете Распутина? Ведь мы не дети».

Сказано это не только Самарину, но и нам. Нам в укор сказано! Как можно почитать Царя и Царицу и в то же время не доверять их мнению? Они что?! Дети?! Или они были настолько недалёкими людьми, что их было легко обмануть? Но ведь это уже прямое непочтение памяти Царственных мучеников, непочтение их Царственного служения!

Далее о. Александр приводит в пример такого «авторитетного» антираспутинца, как свщмч. Гермоген, (только не Алексеев, как у него пишется, а Долганов). Так вот этот епископ характеризовался его современниками, как человек тщеславный, вспыльчивый и болезненно гневный. Например, он создал в Саратове создал отделение Союза Русского народа, а через некоторое время предал членов этого отделения анафеме(!). А чего стоит тот факт, что владыка Гермоген вошел в конфликт со Священным Синодом, да такой конфликт, что был уволен Императором от присутствия в Синоде и ему было предписано выехать во вверенную ему епархию. И представьте себе — владыка отказался подчиниться распоряжению Царя! В результате был справедливо уволен от управления епархией и отправлен на поселение в Жировицкий монастырь. К чести святой памяти священномученика Гермогена он в конце жизни примирился с Распутиным и преживал то, что поверил компромату на Распутина созданному иудой от РПЦ иеромонахом Илиодором (Труфановым).

А теперь вернемся к оценке Григория Распутина всероссийским старцем протоиереем Николаем Гурьяновым, которой о. Александр почему-то не верит. Как он пишет в своей статье «Единичные недостаточно проверенные ссылки на мнение старца прот. Николая Гурьянова ни в чем не убеждают, потому что равновеликие им старцы (например, архимандрит Иоанн (Крестьянкин) давали весьма сдержанную оценку Распутину».

Это уже ни в какие ворота… Интернет пестрит видеозаписями, на которых старец Николай с иконой Григория Распутина в руках говорит о святости Распутина. Как можно после этого говорить о «недостаточно проверенных ссылках на мнение старца прот. Николая Гурьянова» И почему вас о. Александр это не убеждает? Да, вероятно, старец Иоанн Крестьянкин давал сдержанную оценку Распутину. Хотя я пока никаких его оценок Распутина нигде не читал. Зато мне совершенно точно известно, что положительную оценку Распутину дал старец Кирилл (Павлов), а старец Иероним (Верендякин) почитал Распутина за святого. Но не будем здесь считать по количеству – кто за, а кто против. Не это является основанием для канонизации того или иного праведника. Но прежде чем поговорить о канонизации, не могу не обратить внимание на бестактные высказывания о. Александра Шумского относительно почитателей Распутина. «Великие сказочники… поторопились написать «икону» Григория Распутина и служат перед ней молебны и читают самочинные акафисты … это и есть та экзальтация…»

Согласно этим словам о. Александра экзальтированным великим сказочником был приснопамятный старец Николай Гурьянов. Как говорится приехали…

И при чем здесь иконы и акафист? Например, задолго до канонизации писались акафисты и иконы преподобному Серафиму Серафиму Саровскому, Иоанну Кронштадскому и другим святым. И акафист старцу Григорию Распутину у его почитателей отнюдь не самочинен. Он был издан святой Царицей-мученицей сразу после его мученической кончины и широко разошелся в народе. Между прочим, за чтение этого акафиста большевики приговаривали верующих к расстрелу (документально такой факт описан в моей книге «Григорий Распутин. Прозрения, пророчества, чудеса»).

Как известно одним из основных критериев канонизации является народное почитание праведника. Так вот, такое почитание началось еще при жизни старца Григория, продолжилось после кончины и через страшные атеистические годы дошло до нас. Причем я вижу это почитание не только среди мирян, но и среди известных в РПЦ авторитетных архиереев, протоиереев и священников, а также архимандритов, иеромонахов и монахов. Скажете, что помимо почитателей есть и не почитатели? Так они у каждого святого были. Я, например, знаю таких православных и даже воцерковленных людей, что до сих пор не признают святости Царя-мученика Николая, но «подчиняются соборному решению».

Чего же еще не хватает для канонизации Распутина? Чудес? Документальных свидетельств о чудесах, свершенных старцем Григорием, как и жизни и после кончины, и в наше время более чем предостаточно.

Еще один критерий совершенно необходимый для прославления – это благочестивая жизнь. В отношении этого много чего можно говорить, однако ограничусь высказыванием богослова Ф.Н. Козырева: «Если уж судить человека по обычным нравственным меркам, то почему бы не обратить внимание на то, что Распутин за всю свою жизнь никого не преследовал, не злословил, не обижал, не угнетал? Есть хорошее и простое правило: чтобы понять, что собой представляет человек, надо посмотреть, как чувствуют себя люди, зависящие от него. Григория Ефимовича обвиняли в самых страшных грехах, но для вынесения ему обвинения катастрофически не хватает одной детали, а именно — пострадавших. Даже после его смерти не нашлось человека, который свидетельствовал бы против него. Все же, кто знал его близко, любили его: жена, и дочери, и царские дети».

А пострадавших от «злого гения» попросту нет. Даже когда Чрезвычайная следственная комиссия Временного правительства официально обратилась к «пострадавшим» женщинам с просьбой подать заявление о совращении их Распутиным, в комиссию не поступило ни одного обращения. Все рассказы о том, что Распутин был блудник, оказались фикцией. Такой же фикцией оказались и россказни о его пьянстве. Примеров злых дел Григория Ефимовича не находится. И, наоборот, предостаточно примеров того, что он делал людям добро — благотворил, утешал, раздавал деньги нуждающимся, заступался за неправедно гонимых, научал жить в православной вере, исцелял силой своих молитв пред Господом.

И последнее замечание. Вышеперечисленные критерии канонизации Русской Православной Церковью использовались в течение столетий и были зафиксированы Священным Собором 1917–1918 годов. Но вот еще какая штука. В Определении этого Собора сказано: «Для причтения угодника Божия к лику местночтимых святых необходимо, чтобы богоугодная жизнь праведника была засвидетельствована даром чудотворения по кончине его и народным почитанием его».

Из этого очевидно, что критерий чудотворения является основным, так как о первых двух критериях судят люди, а чудо – это Богом явленное свидетельство святости православного христианина, ведущего церковную жизнь. Профессор Е.Е. Голубинский на этот счет пишет, что «единственным общим основанием для причтения усопших подвижников благочестия к лику святых, иначе – для их канонизации, служило в нашей Церкви прославление подвижников даром чудотворений или еще при жизни, примеры чего известны, или, как это было наибольшею частью, по смерти».

К чему я это привожу? К тому, что есть все основания собрать церковную комиссию и дать определение бесчисленным чудесам свершенным Григорием Распутиным при жизни и свершаемым ныне по молитвам к нему. А это может произойти только в рамках подготовки его к канонизации, которая нужна конечно же не Распутнину, а нам. И никакого раскола она не вызовет. Она только выявит кто действительно, выражаясь словами о. Александра, является экзальтированным великим сказочником, а кто нет.

Вообще же вопрос об отношении к Распутину имеет принципиальное значение для оценки самодержавного правления святого Царя Николая Второго и для оценки монархии в целом как Богом установленной власти. По сути клевета на Распутина — это специально созданное препятствие (хотя далеко не единственное) на пути понимания наших исторических, национальных и духовных ценностей, которые заключались в Уваровской триаде «Православие, самодержавие, народность». Это препятствие было создано для того, чтобы помешать нам возвратиться к этим ценностям. Не очистив светлое имя Григория Распутина от грязи и клеветы, мы не сможем не только реабилитировать в широком народном сознании монархию, но и осознанно почитать Царственных мучеников.

Клевета на Распутина, возведённая оголтелыми деятелями либерально-революционного движения в Царской России, продолжает и сегодня жить и процветать, поскольку и в наше время живут и процветают прямые наследники либеральных революционеров-богоборцев, разрушивших православное русское православное Царство и желающих разрушить нынешнюю Россию. Вот почему надо ставить вопрос о канонизации Григория Распутина. Только в рамках подготовки Соборного решения по этому вопросу можно очистить и Распутина, и Православную монархию и русскую историю от клеветы. Очистить и увидеть истинную русскую идею: «Православие, самодержавие, народность». Ведь Григорий Распутин был носителем монархической русской идеи, был символом православного русского народа, определяющего своё бытие как жизнь за Веру, Царя и Отечество. За это он и был убит врагами русского самодержавия. За это он был ненавидим пришедшими к власти интернационалистами-большевиками, душившими все проявления русского духа, за это его втаптывают в грязь нынешние либералы-русофобы. Распутин ненавидим ими за то, что является символом верности священной триаде «Православие, самодержавие, народность», которая концентрированно выражала русскую национальную идею. Сегодня, пусть крайне медленно, но идёт возвращение нашего народа к этой идее, и враги России опасаются, что с реабилитацией Распутина начнётся серьёзное осмысление священной триады и воплощения её в русской народной жизни.

Оттого и злобствуют русофобы, оттого и клевещут на православие (в лице священников-черносотецев в Царской России), на самодержавие (в лице Царя-мученика) и на народность (в лице Рапутина). Таким образом, вопрос о Григории Распутине напрямую связан с вопросом русской идеи, одним из символов которой он был.

Игорь ЕВСИН, православный писатель, г. Рязань

 

Источник: ИМ Зерна

Рубрика размещения Колонка писателя Игоря Евсина. Закладка постоянная ссылка.

Comments are closed.