Иди, ягодка, Бог счастья даст…

24 сентября/7 октября 1895 г. в Казанской церкви был крещен ребенок Александра Никитича и Татьяны Федоровны Есениных, родившийся 21 сентября /4 октября. Он был наречен Сергеем в честь преподобного Сергия Радонежского. Таинство крещения будущего поэта совершил священник Иоанн Смирнов при участии диакона Трофима Успенского и псаломщика Николая Орлина. Крестным Сергея Есенина стал воспитанник Рязанской духовной семинарии Дмитрий Орлов, а крестной — Евдокия Титова. «Это будет хороший, добрый человек», — сказал о Сергее отец Иоанн.

С раннего детства Есенина воспитывали в православии. И его первые детские впечатления связаны с паломничеством. «Помню: лес, большая канавистая дорога. Бабушка идет в Радовецкий<Николо-Радуницкий> монастырь… Я, ухватившись за ее палку, еле волочу от усталости ноги, а бабушка все приговаривает: «Иди, ягодка, Бог счастья даст».

С шести лет Сережа Есенин был отдан на воспитание своему деду по матери — Федору Андреевичу Титову. Это был глубоко верующий человек. Федор Андреевич имел свои небольшие баржи — барки. За удачные плавания в благодарность Богу построил напротив своего дома кирпичную, с соломенной крышей часовню в честь покровителя плавающих и путешествующих Николая Чудотворца. Она была обнесена деревянной оградкой. В часовне находилась икона святителя Николая, перед которой в праздники всегда возжигалась лампада…

Федор Андреевич сыграл в воспитании своего внука Сергея очень большую роль». По субботам и воскресным дням, — вспоминал Сергей Есенин, — он рассказывал мне Библию и Священную историю… Дед имел прекрасную память и знал наизусть великое множество народных песен, но главным образом духовных стихов…. Оглядываясь на весь пройденный путь, я все-таки должен сказать, что никто не имел для меня такого значения, как дед. Ему я больше всего обязан». Как утверждает Ю. Л. Прокушев, Сергей Есенин «по настоянию деда рано стал одолевать грамоту по церковным книгам».

С детства приучал он его и к молитвам. Е. А. Воробьева, двоюродная сестра Есенина вспоминала: «В праздник <Ф. А. Титов> скажет:

- Давайте Богу молиться да будем завтракать. Сам встанет на колени Богу молиться, нас всех уставит на колени. Крестился только трехперстием… Молились каждый раз и перед тем, как сесть за стол».

Бабушка Сергея Есенина, Наталья Евтеевна Титова, тоже была набожным человеком и тоже учила молитвам и пению псалмов. Водила в Иоанно-Богословский монастырь, на поклонение чудотворным иконам апостола Иоанна Богослова и Тихвинской Божией Матери.

Не за песни весны

Над равниною

Дорога мне зеленая ширь -

Полюбил я тоской журавлиною

На высокой горе монастырь -

писал впоследствии Сергей Есенин о Богословской обители.

Паломники в Иоанно-Богословский и Николо-Радуницкий монастыри, странствующие слепцы, нищие часто останавливались в доме Титовых. Звучали духовные стихи и народные песнопения о Миколе, то есть святителе Николае. Все это отразилось в ранних стихотворениях Сергея Есенина, а о Николае Чудотворце он даже сложил небольшую поэму.

С семи лет Сергей вновь стал жить в доме Есениных, который по наследству перешел к его отцу Александру Никитичу. Никита Осипович, дед поэта по отцу, в молодости хотел уйти в монастырь, за что получил прозвище «монах». От него монахом стали называть Сергея, монашками прозвали и его сестер. Как вспоминала старшая сестра Александра: «До самой смерти Сергея нас почти не называли по фамилии, мы все были Монашкины».

Подрастая, Сережка Есенин полюбил забираться на колокольню Казанского храма. По предположению краеведа В. Башкова, пономарь Иван Петрович Ануров являлся дальним родственником Есениных и благоволил к юнцу «Сергуньке».

Поэтому Сергунька всегда мог вдоволь насмотреться с колокольни на приокские дали, на чудесную колокольню Иоанно-Богословского монастыря, на родное село, лежащее внизу, как на ладошке. Пузырилась от ветра у мальчонки рубашонка, кружилась голова от высоты, но весело и радостно было ему обозревать родную окрестность. А в праздники он мог позвонить в колокола. Иван Петрович брался за крепкие пеньковые веревки, привязанные к самым тяжелым колоколам, а Сергунька хватался за веревочки колоколов полегче. И медленно раскачивая их языки, пономарь и его юный помощник начинали музыкальный звон, который разносился окрест и будил в людях мысли о душе, о вечности, о Боге…

Казанской церкви крестились и венчались родители Есенина. А его отец, Александр Никитич даже пел в ней на клиросе. Он обладал красивым голосом — дискантом. Когда Александру исполнилось двенадцать лет, его хотели взять певчим в Успенский собор Рязанского кремля. То есть в архиерейский хор, ведь собор тогда был кафедральным. По стопам отца впоследствии пошел и Сергей. Он тоже пел на клиросе Казанской церкви. Его сверстница М. И. Копытина вспоминала, что «голос у него был мягкий, немного сипловатый».

Во многом благодаря Казанскому храму Есенины смогли выжить после последовавшей в 1887 г. смерти кормильца семьи Никиты Осиповича, деда Сергея Есенина. Близость их дома к храму позволяла иметь небольшой доход от постояльцев. Как писала впоследствии сестра поэта Екатерина: «В течение многих лет наш дом, который находился напротив церкви, заселяли монахи и художники, работавшие в церкви, которая в то время отделывалась».

Кроме того, в доме Есениных часто останавливались на постой паломники, кормились нищие и убогие. Сережа Есенин относился к ним с большим сочувствием. «И до того сердобольный был к этим нищим! — вспоминала Татьяна Федоровна о сыне. — Скажет, бывало: «Мать, ты сегодня щей побольше навари, пожалуйста, и каши, ладно?» Я уж знаю зачем. Пойдет на паперть убогих звать. Целый дом их наведет, иному и сесть уж некуда, стоя едят».

Однажды Татьяна Федоровна пригласила в дом нищего мальчика, ходившего по селу с сумой и просившего подаяние. На всю жизнь запомнил этот мальчик (Курков Степан Андреевич) прием в доме Есениных. Вот как он вспоминал об этом, будучи уже в преклонных годах: «В ту пору жили мы в селе Шехмино. В 1903 г. умер мой отец, а вскоре от пожара сгорела наша изба. И судьба заставила нас ходить с сумой по миру. Много сел и деревень исходили мы. Были и в Константинове. Тут нас и увидела Татьяна Федоровна, мать Сергея Есенина, и пригласила нас в дом. Навстречу мне выбежал мальчик [Сергей] и, взяв меня за руку, повел в дом, я застеснялся, но, видя простоту его, почувствовал себя смелее. Он посадил меня за стол и сам сел рядом. Не помню, о чем он меня расспрашивал, но запомнился мне его дед, который принес пыхтящий самовар и поставил его на стол. Сергей подавал мне кусочки рафинада и баранки. После чая Сережа куда-то исчез… Через несколько минут приносит мне брюки, потому что мои были все рваные».

Христианское милосердие воспитывалось в нем благодаря посещению богослужений в Казанской церкви и священнику Иоанну Яковлевичу Смирнову. Отец Иоанн говорил замечательные проповеди. За усердие в назидании прихожан он в 1885 г. указом Духовной консистории получил архипастырское благословение. В формулярном списке священника Иоанна Смирнова о его службе говорится: «Проповеди и поучения своим прихожанам, для научения истинно христианской веры, в течение календарного года говорил много и часто».

Отец Иоанн родился в селе Ушмор Рязанского уезда в семье пономаря. Это был образованный человек с чуткой, отзывчивой душой. Отец Иоанн много читал, имел большую библиотеку, выписывал популярный в то время журнал «Нива» с приложениями и газету «Русское слово». Поэтому к нему тянулась любопытная молодежь. Его дом всегда был полон гостей. Звучала музыка, читались стихи и рассказы, а по вечерам велись беседы на духовные темы, ведь отец Иоанн был учителем Закона Божия в Константиновском земском училище и любой разговор мог повернуть на размышления о Боге.

Как опытный, усердный учитель, за успешное преподавание Закона Божия он в 1884 и 1886 годах от Министерства народного просвещения получал денежные премии, а в 1901 г. был награжден Святейшим Синодом орденом святой Анны третьей степени. Кроме того, он имел награду от самого Царя Александра III. В 1887 г. священник Иоанн Смирнов по Высочайшему повелению удостоился серебряной медали «для ношения на груди».

О христианском милосердии, которому учился Серегей Есенин у отца Иоанна Н. П. Калинкин вспоминал: «… Приведет <о. Иоанн> к себе калек и нищих и скажет дочери Капе или еще кому из домашних:

- Это братья наши, призрите их, накормите их. Есть что в доме, нет, — этого он не спрашивал. Сказал — должно быть сделано. Справедливости ради надо сказать, что в его доме бедно не было. Приход был богатый… Но что к отцу Ивану приходило, то и уходило. Открыто, нараспашку жил, без лукавства».

Сергей Есенин был завсегдатаем в доме священника Иоанна Смирнова. По воспоминаниям его сестры Екатерины, дома Сергей только спал да работал, а весь свой досуг проводил у Смирновых. Это о доме отца Иоанна он написал, будучи уже знаменитым поэтом: «Низкий дом с голубыми ставнями не забыть мне тебя никогда…».

В 1905 г., Сергей Есенин поступил в Константиновское земское училище, где преподавал отец Иоанн.

Одноклассник Есенина Н. И. Титов вспоминал: «Чуть не с первых дней поступления в школу священник Смирнов выбрал Сергея Есенина, Андрюшку Мамонова и меня для прислуживания ему в алтаре во время богослужений». В «Летописи жизни и творчества Сергея Есенина» отмечается, что в 1905 г. Есенин Великим постом ежедневно посещал богослужения в Казанской церкви. Исполнение обязанностей алтарника способствовало укреплению духовности Сергея Есенина, которую воспитывали в нем учителя земского училища, где помимо Закона Божия преподавался церковно-славянский язык. На этом языке школьников учили читать Евангелие и переводить его на русский. Таким образом, помимо благодатного воздействия на Сергея Есенина богослужений в Казанском храме большое значение в его жизни имело Константиновское земское училище. В сборнике «Сергей Есенин и русская школа» О. Л. Аникина пишет: «Русская школа давала не только первоначальные знания, но продолжала наравне с храмом и семьей формировать духовный мир ребенка, основанный на православных ценностях». А, как известно, то, что закладывается в человека с детства, то, как правило, остается на всю жизнь.

До конца своих дней сохранил Сергей Есенин заложенные в него с детства православные ценности — христианское милосердие, любовь к ближним, любовь к своему народу и к своей родине, России, которая является по определению святого Иоанна Кронштадтского подножием Престола Божия. Все это стало основой его творчества, которое благодаря именно православному мировоззрению стало нашим общенациональным достоянием.

Игорь ЕВСИН

Рубрика размещения Колонка писателя Игоря Евсина. Закладка постоянная ссылка.

Comments are closed.