О родине Серегя Есенина

окрестности-скопина-1_mИстория села Константиново уходит вглубь веков. Согласно архивным документам впервые оно упоминается в 1619 г. в жалобе местных крестьян царю Михаилу Федоровичу. А жаловались они на крестьян соседнего села Федякино, уличенных в грабеже. В то время Константиново являлось вотчиной царя и относилось к дворцовому ведомству. Впоследствии это село переходило от одного хозяина к другому. В XVII в. оно принадлежало князю Мышецкому, в XVIII в. последовательно князьям Волконскому, Голицыну, Олсуфьеву, потом помещику Куприянову.

Последним землевладельцем стал выходец из крестьян, помещик Кулаков. В 1903 г. его избрали старостой Казанской церкви села Константиново.

В 1911 г. «потомственный почетный гражданин и разных орденов кавалер» Иван Петрович Кулаков скончался. Его похоронили с почетом, в ограде Казанской церкви, согласно распоряжению епископа Рязанского и Зарайского Никодима (Бокова).

А село Константиново перешло к его дочери Лидии Кашиной, с которой был близко знаком Сергей Есенин. Ее лирический образ поэт воплотил в поэме «Анна Снегина».

Дом Есениных находится недалеко от усадьбы Кашиных, в самом центре Константиново. А прямо напротив него стоит церковь в честь Казанской иконы Пресвятой Богородицы. Есенины каждый день видели Божий храм из окошка, что располагало их, прежде всего, к совершению крестного знамения. Не случайно впоследствии, уже после совершенной безбожниками революции 1917 г., Сергей Есенин видя перед собой церковь, крестился, можно сказать, инстинктивно. «Невольно крестится рука» — признавался он в стихотворении «Возвращение на родину».

Самый первый, тогда еще деревянный Казанский храм в селе Константиново впервые упоминается в Окладных книгах 1676 г. В приходе значилось «79 дворов, да двор Боярской, в притче 2 попа, земли церковной 10 четв. и сенных покосов на 50 копен».

В 1779 г. вице-канцлер Императрицы Екатерины II князь Александр Михайлович Голицын вместо обветшавшей деревянной построил каменную Казанскую церковь с приделом «мученицы Софии и трех ея дщерей».

Храм предположительно возвели по проекту одного из основоположников русского классицизма в архитектуре, Ивана Егоровича Старова, участвовавшего в строительстве знаменитого Казанского собора в Санкт-Петербурге.

Первоначально колокольня Казанской церкви не была соединена с храмом так называемой «трапезной» частью. Храм тогда входил в усадьбу Голицыных. И только в 1807 году Казанская церковь стала приходской. После этого на средства прихожан от колокольни к церкви пристроили трапезную.

Сама же колокольня в то время выглядела иначе, чем сегодня. Ее верх завершался простым небольшим шпилем и крестом.

В 1834 г. случился пожар, который сильно повредил верхнюю часть колокольни. Восстанавливал ее зодчий Н. И. Воронихин, который в 1840 г. возвел верхний ярус колокольни Успенского собора Рязанского кремля. По-видимому, он увлекался творчеством своего знаменитого однофамильца Н. И. Воронихина, построившего в Санкт-Петербурге Казанский собор и здание Адмиралтейства, увенчанное высоким шпилем. «Рязанский» Воронихин практически скопировал этот шпиль на колокольне Успенского собора.

Адмиралтейским шпилем, только в гораздо меньших размерах, он увенчал колокольню Казанской церкви села Константиново. А помимо него пристроил еще четыре небольших шпиля по краям.

С 1831 по 1892 г.г. трапезная часть церкви была значительно расширена.

В 1891 г. в Казанском храме построили духовые печи, пол выложили дорогими тарусскими каменными плитами.

В 1900 г. в главном приделе устроили новый иконостас. В алтаре расписали свод и стены. На стенах изобразили Богородицу и святых апостолов, а на своде Господа Саваофа, сидящего одесную Иисуса Христа и в виде голубя — Духа святого. На царскими вратами (со стороны алтаря) написали икону Покрова Божией Матери.

Епископ Рязанский и Зарайский Полиевкт (Песковский) побывав в нем, отметил прекрасное внутреннее убранство, похвалил замечательную роспись в которой использовалось золото. Особенное внимание владыки привлек резной иконостас из дуба. Епископ Полиевкт отметил заслуги в украшении церкви священника Иоанна Смирнова и купца Куприянова, который не жалел средств на благоукрашение храма.

Рязанские епархиальные ведомости за 1900 г. писали: «Церковь села Константиново существует с 1779 г. Внутри церковь украшена живописью с прекрасными орнаментами, золотом <…> украшена церковь стараниями священника о. Иоанна Смирнова и усердием прихожанина, московского купца Куприянова, который не жалел своих средств на благоукрашение церкви. Не мало затратил своих средств и священник о. Смирнов…».

Константиновские прихожане так же собирали немалые деньги на благоустройство Казанской церкви. Об этом говорит тот факт, что в 1903 г. они на ремонт обветшавших наружных и внутренних частей храма они собрали 1260 рублей, сумму по тем временам значительную. Причем собрали они ее не от большого богатства.

Из стихов Есенина мы можем узнать, как у крестьян «забоченились избы» с ветхой соломенной крышей, как тяжек был труд на «черной, потом пропахшей выти», как бедствовали люди во времена, когда «засуха заглушала засевки». Однако находили они и силы и средства, чтобы обустраивать свою церковь. «Все лучшее – Богу, и Господь не оставит тебя», – говорится в народе. Потому и обихаживали константиновские крестьяне свою церковь. Ведь вся их жизнь шла по-Божески. С молитвой начинали день, с молитвой его и заканчивали. Всякое дело начинали с молитвы, а за удачное его завершение благодарили Бога. С молитвой садились за стол, с ней же из-за него выходили. А уж Казанская церковь была для них родным домом. Сюда несли они свои беды и печали, здесь находили утешение в общенародных молитвах. А сколько слез здесь пролито на исповедях, знают только тарусские плиты…

Вся жизнь крестьян была связана с храмом. В нем они крестились во младенчестве, в нем венчались в юности, в нем отпевались после смерти. В нем они находили утешение в печалях, в нем духовно радовались в праздники.

Игорь ЕВСИН

Рубрика размещения Колонка писателя Игоря Евсина. Закладка постоянная ссылка.

Comments are closed.