Почему фашисты не взяли Рязань

было много 2014Из книги об архимандрите Авеле (Македонове) «Было много чудес».


Как известно в декабре 1941 г. началось знаменитое контрнаступление под Москвой. Но малоизвестно, что началось оно с рязанской земли, с контрудара по фашистам 10-й армии под командованием Ф.И. Голикова.

Рязань в то время находилась под той же угрозой захвата, что и Москва. Фашисты стояли в тридцати километрах от города. И лишь чудо спасло Рязань. Об этом чуде рассказывается в книге Игоря ЕВСИНА «Было много чудес. Удивительные рассказы из жизни архимандрита Авеля (Македонова)».

 

В 1941 г. отца Коли Македонова (так звали архимандрита Авеля до пострижения) Николая Лазаревича мобилизовали на войну, Македоновы стали жить совсем плохо. И для того, чтобы прокормиться, Коля стал работать в колхозе на пасеке. До него там работал колхозник, который пил, курил и за пчелами не смотрел. Потому они у него дохли. Собралось колхозное собрание увольнять нерадивого пасечника. Председатель и говорит:

- Ну, пьет, ну курит… А где ж я вам найду непьющего? Разве что монаха какого? Так их теперь нету.

- Как нету? — воскликнул кто-то из собравшихся. — Есть! Македонов. Коля-Монах!

И колхозники, зная его, как добродетельного, трудолюбивого мальчика, согласились, чтобы он работал на пасеке. И не ошиблись.

Когда Коля стал работать пчеловодом, то получил возможность уединенно молиться. Дома, среди большой семьи это делать было трудно. А на пасеке у него был сарай, в котором он устроил молитвенный уголок. Работал и молился. Благодаря его труду и молитвам пчелы перестали дохнуть. Наоборот, стали умножаться и давать столько меда, что все только удивлялись и спрашивали, как ему это удается.

- Благодаря Богу, — отвечал мальчик-пасечник.

«Пасека, на которой я работал, — вспоминал отец Авель, — в саду стояла. Там яблони росли, крыжовник, малина, смородина. Помню, лето было такое дождливое, все ягоды могли замокнуть и опасть. Мы их даже собрать не могли из-за дождей. И без меда могли остаться. Пчелы в такую погоду ничего не приносили. Стал тут надо мной бригадир ехидничать: «Где ж, — говорит, — Коля, твои Угоднички? Куда они смотрят?» «Нам самим надо Бога просить, чтоб дождик был» — ответил я. «Ну вот ты и проси. Ты же у нас шибко верующий», — как-то по злому сказал бригадир.

Ничего я не ответил. Пошел в сарай, где у меня инструменты хранились, а в уголке иконы стояли, свечи горели. Стал молиться. Вскоре дождь прекратился. Конечно, я не приписывал это себе. Просто благодарил Бога и все. И никому не говорил, что просил Его о том, чтобы дождь прекратился. Но бригадир что-то заподозрил и говорит мне:

- Небось, думаешь, что это твой Бог дождик остановил.

- Все в Его силах, все Ему подчиняется и дождь, и солнышко, — ответил я.

- Да при чем тут Бог? Просто природа так устроена. Разошлись тучи — дождь и перестал.

Я не стал спорить и сказал:

- Ну, пусть так…

И вдруг всего через час дождик вновь как ливанет! И туч никаких не было. Бригадир оторопел. Подошел ко мне и говорит:

- Ты уж прости, я, наверное, того… не того чего-то сказал…

А Коля Македонов пошел на службу в Скорбященский храм, поставил Господу свечку и благодарно помолился за явленное чудо и вразумление бригадира.

В Скорбященскую церковь Коля Македонов ходил на службы, невзирая ни на какую погоду. Однажды зимой он шел со всенощной службы домой, в Никуличи, и вдруг поднялась такая сильная пурга, что ни зги не было видно. Сбился Коля с пути, заплутал. Долго ходил из стороны в сторону, пытаясь найти путь, но тщетно. Только из сил совсем выбился и даже замерзать стал. И тогда взмолился Коля ко Господу с просьбой о помощи. Вдруг видит, откуда-то неожиданно появился старичок и помахал ему рукой, иди, мол, за мной. Коля пошел. Когда вдали появились домишки села Никуличи, старичок так же неожиданно исчез. Коля Македонов понял, что это добрый помощник был ни кто иной, как Николай Угодник, имя которого носил и он и его родное село. Святитель Николай — он же ведь первый помощник путешествующим.

Были на Колю Макдонова и бесовские нападения. Так однажды летом он возвращался ночью из Скорбященской церкви, и вдруг в пустынном месте на него напала большая свора собак. Они были злые и страшные. Казалось: еще немного и они разорвут Колю в клочья. И тогда он повернулся к Скорбященской церкви и стал молиться. И свора собак исчезла, словно наваждение бесовское.

Скорбященская церковь тогда была единственной действующей церковью в Рязани. И, когда началась Великая Отечественная война, народ во множестве приходил в нее помолиться за здравие родных, воевавших на фронте, за Победу.

В ту страшную войну по молитвам верующих и заступничеству святителя Василия Рязанского чудесным образом была спасена от захвата фашистскими войсками Рязань.

Это произошло в декабре 1941 года. К тому времени немцы вплотную подошли к Москве. Захватили рязанской город Михайлов и продвинулись до села Захарова, что в сорока километрах от Рязани. В городе была объявлена эвакуация. Узнав об этом, верующие собрались в Скорбященском храме на молитву о спасении Рязани от вражеского захвата. Архимандрит Авель так вспоминал об этом:

- Помню, как во время богослужения в храм вбежала растрепанная и очень взволнованная женщина. «Православные! — закричала она. — Мне было видение: святитель Василий сказал, что наш город будет спасен от фашистов!» — и со слезами припала к иконе святителя.

Не все верующие поверили этому. Больно уж велика была опасность. Некоторые части наших войск готовились к отступлению. Но случилось чудо — фашисты не смогли захватить наш город.

Тогда у нас в Никуличах была расквартирована часть Сибирского полка. И один из солдат рассказал мне о том, как он стал свидетелем заступничества святителя Василия Рязанского за наш город. Этот солдат служил во взводе охраны Рязанского кремля, в Успенском соборе которого находился склад боеприпасов. Когда немцы бомбили Кремль, они не могли не попасть в собор. Представляете — не могли разбомбить самое большое самое видимое для них здание. Даже охранники удивлялись, что бомбы не попадают в собор. А однажды ночью они заметили, что по валу Рязанского кремля ходит странный старик. Пытались его поймать — не получается. Таинственным образом он пропадал. А на следующую ночь снова появлялся на валу и благословлял руками город Рязань…

Охранник, который мне рассказывал это, был верующим человеком и считал, что они видели святителя Василия».

Воспоминания об этом случае оставила и одноклассница архимандрита Авеля Тамара Михайловна Гаврилова: «Когда немцы захватили Михайлов и Захарово, то стали бомбить Рязань. Страшно-то как было! Моему отцу объявили, что со дня на день будем уходить из города вместе с войсками. Помню, собрали котомочки: у меня котомочка, у мамы, у сестры, у папы. Никаких чемоданов — только небольшие котомочки. А в них хлеб-сухарики, смена белья и обувь. И все.

И вот отчетливо помню — пришел отец и сказал: «Всё. Назавтра будут сдавать Рязань».

Мы пошли помолиться в Скорбященский храм. Народ стал уже оставлять город, и в церкви людей находилось совсем немного. Человек десять-одиннадцать. Был и Коля Македонов. Идет служба, мы молимся. Вдруг в церковь вбегает женщина, вся такая растрепанная, как будто нищенка или беженка. Обнимает колонну и плачет: «Не бойтесь! Я сейчас видела святителя нашего Василия. Он сказал, что Рязань врагу сдана не будет. Я его видела. Он прямо передо мной встал и сказал: «Не бойтесь».

Верующие подумали, что эта женщина, наверное, сумасшедшая. А она на своем стоит — видела святителя Василия, и он сказал, что Рязань не будет сдана. Что бы вы думали? Погнали мы немцев, отстояли город!

В то время у нас в Кремле, там, где Успенский собор, большие склады находились. Оружие и боеприпасы там были. Охранников вокруг них множество. А на кремлевском валу пушки стояли, он был окружен военными, ни пройти к нему, ни подойти. И вот один рязанец рассказывал, что он и другие люди видели, что на валу стал появляться старец. Стоял лицом на запад, в сторону Михайлова и Захарова. Стоит и молится. Откуда здесь старец? Часовые к нему — что это за человек, откуда взялся? А он раз — и нет его. Исчезал. Там в Христорождественском соборе мощи его находятся. Туда он и уходил. А рязанцы несколько раз видели его на кремлевском валу. Вот каков наш святитель Василий — защитник, молитвенник!

В то время в Захарово жила блаженная Полюшка. Она предсказывала войну еще задолго до ее начала. И то, что погонят немца от Рязани, предсказывала.

- В Захарово они пробудут недолго, — говорила она, — а потом погонят их наши войска с Михайловской земли».

Так и случилось. Знаменитое контрнаступление под Москвой началось после наступления на фашистов на Рязанской земле, под Михайловым. А первый удар по ним был нанесен именно у деревни Поярково, в которой родилась и выросла Полюшка (Пелагея Александровна Орлова).

Архимандрит Авель ее очень почитал.

- Великая она была подвижница, великая! — так он отзывался об этой праведнице.

Рубрика размещения Колонка писателя Игоря Евсина. Закладка постоянная ссылка.

Comments are closed.