Ложь Валентина Пикуля о Григории Распутине

ДоносИзвестный клеветник на старца Григория Распутина и святого Царя-мученика писатель-лжеисторик Валентин Пикуль, заканчивая свой роман «Нечистая сила», писал «По определению В. И. Ленина, «контрреволюционная эпоха (1907-1914) обнаружила всю суть царской монархии, довела ее до «последней черты», раскрыла всю ее гнилость, гнусность, весь цинизм и разврат царской шайки с чудовищным Распутиным во главе ее…» Вот именно об этом я и писал!»

Ах как старался угодить клеветник Пикуль тогдашней коммунистической власти. Как же! Ведь она на фоне описанного в книге «царского беспредела» выглядела просто агнцем! Но что-то не учел знаменитый злопыхатель. Власть оказалась не такой гнусной, как сам писатель. К 1979 году, ко времени выхода сокращенного варианта романа Пикуля в журнале «Наш современник» что-то в коммунистической власти изменилось. Не случайно же после публикации ближайшее окружение Л.И.Брежнева пришло в замешательство. Секретарь ЦК КПСС М. В. Зимянин даже вызвал «на ковер» зарвавшегося писателя.

Затем на Всесоюзном идеологическом совещании в отношении Пикуля критически высказался член политбюро КПСС, главный идеолог СССР М.А.Суслов. А после этого в газете «Литературная Россия» появилась разгромная статья старшего научного сотрудника АН СССР, кандидата исторических наук И.М.Пушкаревой, направленная против романа у «Последней черты» (авторское название «Нечистая сила»). Ученый историк Пушкарева прямо заявила о плохом знании Валентином Пикулем истории и отметила, что «литература, которая «лежала на столе» у автора романа (судя по списку, который он приложил к рукописи), невелика… роман… не что иное, как простой пересказ… писания белоэмигрантов — антисоветчика Б. Алмазова, монархиста Пуришкевича, авантюриста А. Симановича и пр.».

О том же гласило и редакционное заключение, подписанное заведующим редакцией художественной литературы Е.Н.Габисом и старшим редактором Л.А.Плотниковой: «Рукопись В. Пикуля не может быть издана. Она не может считаться советским историческим романом…».

Итак, конец 1970-х годов. Эпоха застоя. А коммунистическая власть тем не менее пересматривает свои взгляды на историю. И потому Пушкарева в редакционном заключении Лениздата на рукопись Пикуля довольно патриотично пишет: «Рукопись романа В. Пикуля «Нечистая сила» не может быть принята к изданию, поскольку …является развернутым аргументом к пресловутому тезису: народ имеет таких правителей, каких заслуживает. А это оскорбительно для великого народа, для великой страны…»

Когда же Лениздат расторг договор, Пикуль передал свою рукопись в «Наш современник» и роман «Нечистая сила», хотя и с большими сокращениями, и под названием «У последней черты» все-таки вышел. Известный критик Валентин Оскоцкий так отозвался о публикации в «Нашем современнике»: «В романе отчетливо сказалась не историчность авторского взгляда, подменившего социально-классовый подход к событиям предреволюционной поры идеей саморазложения царизма».

По-коммунистически? Да. Но важно-то не это. Важно то, что все критики сходятся в одном — роман Пикуля не историчен. Искажение истории и (по словам Пушкаревой) «оскорбление великого народа, великой страны» — вот в чем причины того, что произведение Пикуля не было принято советской цензурой.

По этим же причинам заседание секретариата правления СП РСФСР публикацию романа в журнале «Наш современник» определило, как ошибочную. Валентин Саввич, конечно же, впал в депрессию В одном из писем писал: «Живу в стрессах. Меня перестали печатать. Как жить — не знаю. Писать хуже не стал. Просто не нравлюсь советской власти…»

Но не только советской власти не нравился рьяный коммунист Пикуль. Он не нравился и антикоммунистам. Так, сын царского премьер-министра П.А.Столыпина Аркадий Столыпин написал о романе статью с названием «Крохи правды в бочке лжи» (впервые вышла в зарубежном журнале «Посев» № 8, 1980 г.). В ней он утверждал: «В книге немало мест не только неверных, но и низкопробно-клеветнических, за которые в правовом государстве автор отвечал бы не перед критиками, а перед судом».

Не нравился Валентин Пикуль и своим собратьям по литературе. Например, прозаик В. Курбатов писал В.Астафьеву после публикации романа «У последней черты» в «Нашем Современнике»: «Вчера закончил чтение пикулевского «Распутина» и со злостью думаю, что журнал очень замарал себя этой публикацией, потому что такой «распутинской» литературы в России ещё не видели и в самые немые и постыдные времена. И русское слово никогда не было в таком небрежении, и уж, конечно, русская история ещё не выставлялась на такой позор… Теперь уж и в уборных как будто опрятнее пишут». А Юрий Нагибин в знак протеста после публикации романа даже вышел из редколлегии журнала «Наш современник».

Но наступили другие времена. Грянула (не к ночи будь помянута) так называемая перестройка. На смену консервативным коммунистам-патриотам пришли либеральные коммунисты, западники, которым было наплевать на историческую Россию. Цензура ослабла и с 1989 года роман Валентина Пикуля стал издаваться в различных издательствах выставляя русскую историю, по определению Курбатова, «на позор». Прискорбно об этом говорить, но к одной из книг лично написал предисловие нынешний председатель Союза писателей России В.Н.Ганичев. А в 1991 году он издал роман Пикуля «Нечистая сила» и в своей «Роман-газете» более чем трехмиллионным тиражом. Так началось масштабное тиражирование исторической лжи.

Но надо отдать должное крайнему интересу нашего народа к истории. Особенно во время перестроечных годов. И особенно к романам Валентина Пикуля, которыми зачитывались миллионы читателей. Справедливости ради отметим, что написаны они действительно талантливо. Критики и читатели согласно утверждают, что романы Пикуля захватывают своими сюжетами, читаются с большим интересом. Может оно и так… Может действительно пьянство и разврат Царей и Цариц интересны для тех, кто пытается оправдать себя. Наверное, для миллионов советских людей, «серых совков», было важно понимать то, что великий человек так же подл и мерзок, как и «всякий человек»? В свое время о таком «интересе» Александр Пушкин написал так: «Толпа жадно читает исповеди, записки, потому что в подлости своей радуется унижению высокого, слабостям могущего. При открытии всякой мерзости, она в восхищении. Он мал как мы, он мерзок как мы! Врете, подлецы: он и мал, и мерзок — не так как вы — иначе! … Презирать суд людей не трудно; презирать суд собственный невозможно».

Можно полагать, что Пикуль врал о мерзости великих намеренно. Ведь знал же он, например, о положительном историческом взгляде на Григория Распутина. Хорошо знавшая Валентина Саввича Л.Н.Воскресенская вспоминала: «А что за «нечистая сила»? Это, по его /Пикуля/ мнению, был Распутин. Тут я с ним была совершенно не согласна. И хотя он мне лично показывал те документы, на которые он и в книге своей опирался, о том, что Распутин был развратником, но я ему все равно говорила, что неправда это. Мне тогда кто-то, как будто в пику ему, дал накануне небольшую книжечку Николая Козлова о Распутине. И в ней автор задавался вопросом: как мог Распутин быть развратником, если его Святая Чета выбрала? И отвечал, что клевета была масонами спровоцирована. И Распутин для них был только мелкой пешкой, поскольку целью было скомпрометировать Царя и Его Семью… В этой книге Козлова приводились воспоминания о встречах Распутина со священниками, старцами, и даже с архиепископом. Такие духовные встречи, такие разговоры и вдруг — разврат? Не могло быть такого никак. Ну, не сходилось. И я сразу подумала: «О, какие враги то были у нашего Царя — через Распутина пошли». И Пикулю все это я тогда и сказала».

В наше время тиражирование исторической лжи Валентина Пикуля продолжается. Но следует понимать, что его произведения для православных христиан — это кощунственные произведения. Ложь о православных русских Царях и Царицах, ложь о православной русской монархии, клевета на святого Царя мученика и самого близкого для него человека из народа — человека Божия Григория Распутина, это иначе как кощунством не назовешь. И потому очень прискорбно, когда православные ссылаются на книги Пикуля, отстаивая свою точку зрения (в особенности) на Григория Распутина. Хотя конечно же поминать произведения Пикуля не пристало не только православным, но и всем, кто пытается отстаивать свои взгляды на историю ссылками на него. В заключение еще раз хочется напомнить слова Аркадия Столыпина о том, что в творчестве Пикуля есть «немало мест не только неверных, но и низкопробно-клеветнических, за которые в правовом государстве автор отвечал бы не перед критиками, а перед судом».

Рубрика размещения Колонка писателя Игоря Евсина. Закладка постоянная ссылка.

Comments are closed.