Предназначение русского народа

Иоанн-Кронштадский-и-Григорий-РаспутинСегодня, наконец-то, мы приходим к осознанию того что в России насаждаются чуждые русскому человеку цели — бизнес ради денег, деньги ради удовлетворения «естественных потребностей». Плоды этого мы уже наблюдаем — насилие, разврат, ложь, цинизм сопровождают стремление к обогащению, к «удовлетворению потребностей». Нравственная глухота и раболепие перед обществом потребления рано или поздно приводят к распаду не только отдельной личности, но и к деградации русского национального самосоз­нания и как следствие к распаду самого государства. Думаем ли мы об этом? «Помни, русский человек, Отечество твое, це­ной неимоверных жертв и страданий, ценой самоотвержен­ного подвига отцов и дедов твоих отстояло духовную само­бытность. Под натиском богоборческих сил и соблазнов «об­щества потребления» пали некогда христианские государ­ства Европы, разменяв «злато на черепки», возвышенную духовность Божественной истины на блеск супермаркетов и блудливый ассортимент «секс-шопов». Россия же устояла. Сегодня она обескровленная, преданная, обманутая, но все еще страшная врагам своей нерастраченной духовной мощью осталась едва ли не последним препятствием на пути триумфального шествия мирового зла», — обращался еще в конце прошлого века к русскому народу митрополит Иоанн (Снычёв).

Но, слава Богу, несмотря на повсе­местное насаждение «общемировых ценностей» — стяжа­тельства, насилия, разврата — мировое зло еще не одолело наше Отечество и в своем большинстве русские люди мыс­лят и поступают вполне православно. Это было отмечено на XVIII Всемирном русском народном соборе, «события ХХ века показали, что значительное число русских стало неверующими, не утратив при этом национального самосознания». Но как ни при­скорбно, следует признать, что до осмысления русской идеи, личного и народного призвания нам еще, ох, как далеко. Что значит «быть русским», что есть Россия в право­славном понимании, что выражают такие понятия, как Oтечество, Отчизна? И кто наш истинный Отец в безграничном времени? Помним ли мы слова Священного Писания: «Преклоняю колени мои пред Отцом Господа нашего Иисуса Христа, от которого именуется всякое Отечество на небесах и на земле». (Еф. 14-15).

Еще в начале века святой праведный Иоанн Кронштадтский писал: «Перестали понимать русские лю­да, что такое Русь! Она есть подножие Престола Господня. Рус­ский человек должен понять это и благодарить Бога за то, что он русский». Задумаемся над этими словами. Осознаем, нако­нец, какое великое, ничем неизмеримое, ничем неоценимое сокровище — православную веру — даровал нам Бог.

«Блажен, кто верою святою

Свой дух возвысил, окрылил,

И сердце, как стальной бронею,

От бурь житейских укрепил.

Тому не страшны испытанья,

Ни даль, ни моря глубина;

Не страшны горе и страданья,

И сила смерти не страшна» — писал еще в начале XX века русский поэт Аполлон Коринфский. Замечательные слова. Действительно православие окрыляет русского человека, укрепляет и возвышает его дух. Именно эти качества позволили нашему народу духовно объединился и построить великое де­ржавное государство. Митрополит Иоанн говорил об этом так. «Россия есть государство народа русско­го, которому Господь вверил жертвенное, исповедническое слу­жение народа-богоносца, народа-хранителя и защитника свя­тынь веры. Эти святыни есть религиозно-нравственные начала, позволяющие строить жизнь личную, семейную и госу­дарственную так, чтобы воспрепятствовать действию зла и дать наибольший простор силам добра. Именно таким было исто­рически сложившееся самовоззрение россиян. Это основа основ русского самосознания в том виде, в котором сформировали его десять веков отечественной истории. Оно столетиями лежало в основании государственной политики русской державы…

Кто на протяжении тысячи лет ковал и пестовал несги­баемый державный дух русского патриотизма? — Церковь Православная! Кто вдохновлял отважных и укреплял малодушных, освящая дело защиты Отечества как личный религиозный долг каждого, способного носить оружие? Кто научил русского человека быть верным — без лести, мужест­венным — без жестокости, щедрым — без расточительства, стойким — без фанатизма, сильным — без гордости, милосердным — без тщеславия, ревностным — без гнева и злобы? — Церковь».

Если мы будем познавать прошлое в неискаженном первоначальном виде, нам станет совершенно ясно то, что Россия строилась и защи­щалась благодаря Православию. Конечно при этом могут возникнуть вопросы — а как же светские государственные деятели и полководцы? Разве они не строили и не защищали Русь? Давайте хотя бы кратко вспомним, как это происходило. К примеру, мы все знаем деяния святого князя Александра Невского. Но все ли знают, что он действовал под ду­ховным руководством блаженного митрополита Кирилла. Мы преклоняемся перед мужеством святого князя Дмитрия Донского, но знаем и то, что его вдохновил никто иной как святой преподобный Сергий Радонежский. Мы благодарны Козьме Минину и Дмитрию Пожарскому за спасение России, но ведь вдохновил их священномученик Гермоген. Именно он своим архипастырским посланием, поднял народ на борьбу за национальную независимость.

История русского народа — есть история слу­жения Богу, история защиты православного, национального существования под водительством Православной Церкви. Ведь весь уклад русской жизни в историческом развитии связан с Православием. И быть русским раньше значило быть православным.

«Понятие «русский» в этом смысле не является исключительно этнической характеристикой, — указывал митрополит Иоанн, — соучастие в служении русского народа может принять каждый, признающий Богоустановленность этого служения, отождествляющий себя с русским народом по духу, цели и смыслу существования, независимо от национального происхождения».

На XVIII Всемирном русском народном соборе, при определении русской идентичности была высказана очень важная мысль о том, что «в русской традиции важнейшим критерием национальности считался национальный язык (само слово «язык» — древний синоним слова «национальность»). Но собор, к сожалению, не уточнил как был сформирован наш язык.  Об напоминает нам из глубины 19 века архиепископ Херсонский Димитрий (Муретов): «Любим ли мы язык наш благозвучный и сильный, как грудь славянина, богатый и разнообразный, как обитаемая им страна? Его образовала нам святая вера Православная. Она принесла нам с собою первые письмена для сообщения наших мыслей, для расши­рения круга наших понятий, для сообщения между нами свет­лых и светоносных понятий о Боге и бесконечной любви Его к человекам, о человеке и его высоком предназначении в вечности…»

Отношение наших предков к языку, к слову, весьма ярко выразил Николай Гумилев:

«В оный день, когда над миром новым

Бог склонял лицо Свое, тогда

Солнце останавливали словом,

Словом разрушали города.

…Но забыли мы, что осиянно

Только слово средь земных тревог,

И в Евангелии от Иоанна

Сказано, что Слово это — Бог.

Но не только своим языком, своей письменностью, своей литературой обязаны мы православию. По сути все наше искусство вышло из Православия, все его высшие образцы созданы благодаря Православию. Пусть скажут поэты, что написано вдохновен­ней молитвы, пусть ответят художники, что может быть в живописи более возвышенного, чем иконопись, пусть скажут зодчие, создано ли что-либо более величественное, чем право­славный храм?

Здесь хочется вновь привести уже цитируемые нами слова архи­епископа Димитрия: «Откуда все, что есть лучшего в нашем Отечестве, чем ныне более дорожим мы по справедливости, о чем приятно раз­мышлять нам, что отрадно и утешительно видеть вокруг се­бя? — От веры Православной, которую принес нам равно­апостольный князь наш Владимир».

А мы в своих устремлениях все еще ориентируемся на Запад. «Завязли в грязи западной по уши и все хорошо», — горько иронизировал в свое время св. Феофан Затворник и предупреждал: «Западом наказывал и накажет нас Господь». Так и случилось. Сегодня многие русские люди, приняв правила общества потребления, навязанные нам Западом, ищут смысл жизни в материальных благах — в деньгах, вещах и в удовлетворении похоти.  Но такой поиск рано или поздно заканчивается страшным разоча­рованием.

И это уже само по себе является для членов общества потребления наказанием уже здесь на земле, ибо нет ничего страшнее, чем осознание бес­смысленности своего существования. А его смысл можно найти ощущая себя частью русского православного народа, народа-патриота призванного служить высшим идеа­лам Добра, Правды, Красоты. При этом, как говорится в Основах социальной концепции РПЦ: «Патриотизм православного христианина должен быть действенным. Он проявляется в защите Отечества от неприятеля, труде на благо Отчизны, заботе об устроении народной жизни, в том числе путем участия делах государственного управления. Христианин призван сохранять и развивать национальную культуру, народное самосознание. Когда нация, гражданская или этническая, является полностью или по преимуществу моноконфессиональным православным сообществом, она в некотором смысле может восприниматься как единая община веры — православный народ».

Но сегодня нам ожесточенно навязывают иное понятие русского народа. Даже термин такой появился — «новые русские». Богатые, циничные, самодовольные, они яко­бы олицетворяют то, к чему мы должны стремиться. Однако голос Церкви, озвученный «В Основах социальной концепции» утверждает, что «Материальные блага не могут сделать человека счастливым. Господь Иисус Христос предупреждает: «Берегитесь любостяжания, ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имения» (Лк. 12. 15). Погоня за богатством пагубно отражается на духовном состоянии человека и способна привести к полной деградации личности».

О мучительности такой деградации известный классик французской поэзии Шарль Бодлер писал:

Безумье, скаредность и алчность и разврат

И душу нам гнетут, и тело разъедают;

Нас угрызения, как пытка, услаждают,

Как насекомые, и жалят, и язвят.

Упорен в нас порок, раскаянье — притворно;

За все сторицею себе воздать спеша,

Опять путем греха, смеясь, скользит душа,

Слезами трусости омыв свой путь позорный.

Здесь еще очень важно сказать, что деградация личности приводит и к деградации идентичности, к утрате своей принадлежности к русскому народу. Отсюда и поговорка «моя родина там, где мне хорошо». А в чем она – русская идентичность? На это в своих трудах отвечает митрополит Иоанн, но его слова мы приведем в следующей главе, здесь же отметим, что именно этот вопрос обсуждался на XVIII Всемирном русском народном соборе 11 ноября 2014 г. На нем была принята декларация об идентичности русского народа. В ней говорится, что «утверждение о том, что каждый русский должен признавать православное христианство основой своей национальной культуры, является оправданным и справедливым. Отрицание этого факта, а тем более поиск иной религиозной основы национальной культуры, свидетельствуют об ослаблении русской идентичности, вплоть до полной ее утраты».

Но, игнорируя и мнение Церкви по этому поводу, и мнение авторитетнейшего собора русского народа какие только «модели» построения государства и общества не предлагаются, какие только блага не сулят русскому народу, лишь бы он не пошел по пути, предназначенному ему Богом. Но митрополит Иоанна предупреждает: «Всем, кто любит Россию, пора прекратить поиски какой-то «современной русской идеологии», искусственное конструирование идеологических и мировоззренческих систем для русского народа. Русская идея существует в неизменной своей нравственной высоте и притягательности, она пережила века, смуты, войны, революции, «перестройки» и не нуждается в замене или поправке, так как в основе ее лежит абсолютная праведность Закона Божия и Его святых заповедей»

Подробнее:http://www.zyorna.ru

Рубрика размещения Колонка писателя Игоря Евсина. Закладка постоянная ссылка.

Comments are closed.