Мы русские. Но с нами ли Бог?

1. Горит, горит царей столица

 Вся история России показывает, что отступление от православных нравственных начал, охлаждение к вере, всегда приносило нашему народу неисчислимые бедствия. И наобо­рот — покаяние, молитва, обращение к Богу поднимало дух на­рода и помогаю преодолевать тяжелейшие испытания. Еще ле­тописцы Киевской Руси предсказывали гнев Божий за кня­жеские усобицы, падение нравственности и отступление от евангельских заповедей. Что и подтвердилось татарским на­шествием. «Господь силу от нас отъя, а недоумение и грозу, и страх, и трепет вложи в нас за грехи наша», — говорится в Лавретьевской и Новгородской летописях. В тех же летописях утверждается, что Бог смирил русскую землю нашествием безбожных иноплеменников. А со смирения началось и духовное возрождение, семена которого посеял в русские души преподобный Сергий Радонежский и его ученики. Деятельность игумена Всея Руси Сергия Радонежского способствовала объединению народа, укреплению веры в побе­ду, военным и политическим успехам.

И все последующие события русской истории показы­вают, что за отступление от Православия грядет наказание, за обращение к Богу — прощение и помощь. Именно духовный упадок русских правителей и части народа в 17 веке привел к Смутному времени. Об этом свидетельствуют современники тех страшных событий. Так преподобный Галактион Вологодский предупреждал: «Православные, Господь Бог послал на нас гнев свой и воздвиг на нас языки польских и литовских людей за наши беззакония, вы же прибегните к покаянию и утвердите себя в воздержании и молитве». И взмолились о спасении нашего Отечества праведные православные христиане и вознес свой молитвенные воздыхания о русском народе святитель Гермоген. Тогда, как это было явлено святителю Арсению, архиепископу Элассонскому, заступничеством Богоматери «суд об Оте­честве нашем был переложен на милость».

Однако в конце 18 века наше высшее общество вновь стало изменять православию.  В России стало распространяться французское вольномыслие, масонские идеи. Особенно ими было заражено дворянство. Следуя западному либеральному мировоззрению, оно стало впадать в пороки, которые на Руси еще не знали.  Свобода нравов привела это сословие к половой распущенности, вольномыслие к насмешкам над православной верой и критике в адрес Церкви. Среди придворных чиновников и офицерства распространились казнокрадство и самоуправство. Женщины, зараженные идеями равноправия, стали поддаваться чувствам похоти.  И все это происходила под лозунгом подражания «просвещенной» Европе. Святитель Игнатий Брянчанинов с горечью и возмущением говорил: «И сюда проникло европейское просвещение с блудом своим».

Чуждыми православию западными либеральными идеями особенно заразилась столица. И тогда Божье наказание постигло нас в виде нашествия Наполеона и сожже­ния Москвы.

Поэт и Федор Глинка написал об этом так:

Горит, горит царей столица;

Над ней в кровавых тучах гром

И гнева Божьего десница,

И бури огненны кругом.

Слава Богу, что наш народ тогда нашел в себе силы для горячей молитвы об освобождении Отечества, и мужества для стояния за него. И вновь Господь помиловал Россию.

Но прошли десятилетия, и Россия вновь преклонилась пред Западом. Заразилась безбожными учениями немецкой философии — материализмом, атеизмом, социализмом. А ведь еще в конце 18 века предупреждал русский народ святитель Феофан Затворник Вышенский, пророчествовал: «Поднимется на нас немчура, а с ней вся Европа». В 1914 году пророчество святителя полностью сбылось. Германия напала на Россию и началась 1-я мировая война. Но уже не было на Руси таких молитвенников, как прежде. Не было и подъема народного духа.  Как писал митрополит Антоний (Вадковский) «Не в первый раз посещают Русь Святую тяжелые бедствия. Пережила она времена самозванщины, с честью и торжеством вышла из вековой борьбы со шведами и из страшных Наполеоновских войн. Но не тою Русь была тогда, какою стала теперь. В те времена она сильна была любовью и святой верой своей, непоколебима в своей преданности Царю и Отечеству. А ныне что мы видим? Идет тяжкая война. Сплотиться бы всем нам надо в высоком самоотвержении, полном, патриотическом чувстве, а вместо этого в земле нашей царит внутренняя смута. Родные сыны России, под влиянием неведомых в старину пагубных учений, враждою раздирают ее материнское сердце. Любви к Церкви нет, благоговение к власти исчезло».

Все это и привело к последующему излиянию Божьего гнева на Россию. Революционные события 1917 г. явились неизбежным следствием сложившегося к началу XX века в России нового мировоззрения. Сначала интеллигенция заразилась учениями Канта, Гегеля и Фейербаха, которые ставили человека на место Бога и своему «я» приписывающую Божественное достоинство. Потом приняла учение Маркса и Энгельса с коммунистической установкой построения рая на земле.

Отступление от православия в 1917 г. привело к кровавым ужа­сами красного террора, а последующая в 1920-х годах «безбожная пятилетка» и гонения на православие закончились страшной войной 1941-1945 годов. И только обращение рус­ского народа к Богу, открытие храмов и монастырей, возвращение священства из тюрем, молебны в храмах и на фронтах войны, спасли Россию от гибели. Великая Отечественная война, как и говорила праведная Пелагея Захаровская, стала спасительной для нашего народа, который в своей великой скорби обратился к Богу.

В стране открылось около двадцати тысяч храмов, Духовная академия и семинария. Священнослужителей выпустили из тюрем. На фронтах перед боем служились молебны.

Война взрастила новое поколение верующих. О том, как это происходило, поведал нашему поколению листочек, найденный в шинели убитого русского солдата. Перед боем на этом листочке он в предчувствии смерти написал стихотворение-исповедь, которое хочется привести здесь полностью:

«Послушай Бог… Еще ни разу в жизни

С Тобой не говорил я, но сегодня

Мне хочется приветствовать Тебя.

Ты знаешь, с детских лет мне говорили,

Что нет Тебя. И я, дурак, поверил.

Твоих я никогда не созерцал творений.

И вот сегодня ночью я смотрел

Из кратера, что выбила граната,

На небо звездное, что было надо мной.

Я понял вдруг, любуясь мирозданьем,

Каким жестоким может быть обман.

Не знаю, Боже, дашь ли Ты мне руку,

Но я Тебе скажу, и Ты поймешь:

Не странно ль, что средь ужасающего ада

Мне вдруг открылся свет, и я узнал Тебя?

А кроме этого мне нечего сказать,

вот только, что я рад, что я Тебя узнал.

На полночь мы назначены в атаку,

Но мне не страшно: Ты на нас глядишь…

Сигнал! Ну, что ж? Я должен отправляться.

Мне было хорошо с Тобой. Еще хочу сказать,

Что, как Ты знаешь, битва будет злая

и, может, ночью же к тебе я постучусь.

И вот, хоть до сих пор Тебе я не был другом,

Позволишь ли Ты мне войти, когда приду?

Но, кажется, я плачу. Боже мой, Ты видишь,

Со мной случилось то, что ныне я прозрел.

Прощай мой Бог, иду! И вряд ли уж вернусь.

Как странно, но теперь я смерти не боюсь!».

Так скорбь русского солдата привела его к вере. Воистину, чем больше скорбь, тем ближе Бог. Святитель Иоанн Златоуст говорит, что Бог являет скорбные и бедственные для нас обстоятельства для того, «чтобы человек освободился от грехов, а не для того, чтобы пребывал во грехах и добавлял новые».

Но и после Великой Отечественной войны русский народ, несмотря на понесенные бедствия, до конца не смог принести покаяния, которого так ждал от него Господь. Не обратился всецело к православной вере, не оставил советского материалистического мировоззрения. А со стороны государственной власти и вовсе начались отступления от поддержки Церкви. Более того начались новые преследования за веру. Как известно эти памятные хрущевские гонения, которые происходили в 1960-х годах, сопровождались Карибским кризисом, угрозой новой мировой войны. Мы были в шаге от катастрофы… Но, по-видимому нашлось в России «десять праведников», благодаря которым Господь пощадил Россию.

А вспомним недавние события, современниками кото­рых мы являлись. В 1992 г. нашу страну просто захлестнул разгул бесовщины. Были созданы школы призраков, проводились симпозиумы представителей внеземных цивилиза­ций, магов, съезды колдунов и экстрасенсов. Потому 1993 г. чуть было не обер­нулся для России катастрофой. До гражданской войны был один шаг. В те роковые дни черного октября вся святая Православная Церковь молилась об умиротворении враж­дующих. Были отслужены молебны перед Владимирской чудотворной ико­ной Божьей Матери, не раз спасавшей наше Отечество от гибели. И Господь помиловал Россию.

Хочется привести конкретный пример силы общественной молитвы русских людей. Так в трагические дни 23-26 октября 2002 года в Москве, когда террористы захватили множество людей в здании театрального центра, то заложники решили: «Будем молиться, будем молиться всеми молитвами, которые только знаем». И молились непрерывно. Не давали им молиться вслух — молились про себя, взявшись за руки.

Молился в это время Святейший Патриарх. Молились священники. Молился спецназ. Молился весь наш православный народ. Молился Афон, молился Кипр… И в день Иверской иконы Божией Матери совершилось чудо. В здании, до отказа наполненном взрывчаткой, во время штурма не взорвалась ни одна граната, ни один террорист не выполнил задуманного. Кто-то из наших бойцов тогда сказал: «Надо же какое везение». Нет, это было не везение. Это проявилась сила народной молитвы. Была Божия милость, было Божие чудо. О силе такой молитвы известный историк, философ и поэт Сергей Аверинцев написал примечательный стих:

Неотразимым острием меча,

Отточенного для последней битвы,

Да будет слово краткое молитвы

И ясным знаком — тихая свеча.

Да будут взоры к ней устремлены

В тот недалекий, строгий час возмездья,

Когда померкнут в небесах созвездья

И свет уйдет из солнца и луны.

Сегодня над Россией вновь сгущаются тучи. Но доко­ле же мы будем испытывать Божие терпение? Неужели история нас так ничему и не научила. Доколе мы будем раздумывать за каким новоявленным пророком пойти, под какой транспарант встать, какому лозунгу пове­рить, по какой Конституции жить. Не пора ли вспомнить, что у нас есть раз и навсегда данный нам Закон Божий, по которому и следует устраивать свою жизнь. И тогда спадет пелена с наших духовных очей, и мы сумеем увидеть, где ложь, а где истина, где добро, а где зло. А иначе мы просто не сможем бороться со злом, которое, как писал апостол Петр «ходит, аки лев рыкающий, и ищет кого поглотить».

Следует помнить, что зло может поглотить не только отдельно взятых людей. Оно может поглотить целые сообщества и народы, как поглотило ныне страждущий народ украинский. Оно может поглотить и наше Отечество. И не спасут его ни Конституция, ни законы. Конечно любое государство, желающее избегнуть кровавой смуты, должно опираться на закон. Сама человеческая совесть требует справедливости: закон должен наказывать зло и утверждать добро. Но насколько несовершенны люди, подверженные греховности, страстности, настоль­ко несовершенны и законы, которые они пытаются утвер­ждать. Единственно праведный, спасительный для всякой души закон был дан человеку Самим Богом, и закон этот — Закон Божий, закон совершенной праведности и абсолютной нравственности.

2. Перед выбором.

Господь создал человека свободным. Также свободны общества и народы. Наш народ также свободен и всегда имеет выбор своего существования. Сделать тот или иной выбор – это его право. Но как говорится в основах социальной концепции Русской Православной Церкви «Для христианского правосознания идея свободы и прав человека неразрывно связана с идеей служения. Права нужны христианину прежде всего для того, чтобы, обладая ими, он мог наилучшим образом осуществить свое высокое призвание к «подобию Божию», исполнить свой долг перед Богом и Церковью, перед другими людьми, семьей, государством, народом и иными человеческими сообществами».

Однако по большому счету мы стоим не перед выбором экономической модели и политического государственного устройства, не перед выбором Госу­дарственной Думы или Президента. Хотя Церковь и признает участие православных мирян политике. Но при этом, как говорится основах социальной концепции Русской Православной Церкви «участвуя в управлении государством и в политических процессах, православный мирянин призван основывать свою деятельность на нормах евангельской морали, на единстве справедливости и милосердия (Пс. 84. 11), на заботе о духовном и материальном благе людей, на любви к Отечеству, на стремлении преображать окружающий мир по слову Христову».

Итак, мы стоим перед выбором. Перед выбором как жить дальше — по каким правилам, по какому закону. Но от того какая у нас будет Конституция, мало что изменится в людях. Лжецы останутся лжецами, прелюбодеи — прелюбодеями, воры — ворами, убийцы—убийцами — до тех пор, пока не будут бояться Высшего Суда, которого нельзя избежать. Ничего не изменится в людях, пока не они не будут иметь страха Божьего, пока не станут жить по Евангельскому закону — не лги, не прелюбодействуй, не кради, не убивай…

Каждый из нас перед выбором. И от каждого из нас зави­сит, будет Россия великим, национально самобытным Право­славным государством, несущим миру Высшую Правду, или она станет безлико общемировая, унифицированная, «прида­точная» Западу территория. Так, о значении каждого отдельно взятого человека в истории целого общества или народа святитель Василий Великий говорил: «И за немногих приходят бедствия на целый народ, и за злодеяния одного вкушают плоды его многие. Ахар учинил святотатство, и побит был весь полк; еще Замврий блудодействовал и весь Израиль понес наказание».

Потому и велика наша ответственность. Конечно весьма трудно осознать свои грехи, очиститься от них, обновить свою сущность. Но не надо унывать. Мы — русские, с нами Бог. К Нему надо обратиться, Ему молиться. «Сердце чисто созижди во мне Боже и дух прав обнови во утробе моей…» Если будет так, если мы своею жизнью подтвердим стремление к Нему, то Господь непременно поможет нам. Но чтобы встать на путь обновления, чтобы удостоиться того, что с русскими всегда был Бог, необходимо ответить на вопросы, которые были сформулированы влады­кой Иоанном.

«С нами Бог — помним ли мы об этом, русские люди? Разумеем ли, что сие не повод для гордыни и возношения, но великий дар, ответ за который держать России в последний день на Страшном Суде Христовом?

С нами Бог — когда мы боремся со злом в себе и в мире, боремся без ненависти и мятежа, смиренно и нелице­мерно. Но делаем ли мы это?

С нами Бог — когда мы утверждаем «на земле мир и в человецех благоволение», оставив распри и ссоры, обиды и честолюбивые вожделения, когда «едиными усты и единым сердцем», совокупив святую ревность, жажду к истине и стремление к праведности, устрояем свое земное бытие. Но так ли мы живем?

С нами Бог — когда все силы наши направляем по веле­ниям совести, дабы управить жизнь личную и семейную, общест­венную и государственную «во всяком благочестии и чистоте», храня сознание высокого достоинства человеческого, не уподобляясь скотам бессмысленным в безоглядной погоне за удовлетворением страстей и похотей. Но стремимся ли мы к этому?

Не обманывайтесь, соотечественники: пока мы отвер­гаем целительное «иго и бремя» евангельских заповедей, ос­корбляем святыню ложью и пренебрежением — далеко от­стоит от нас Господь, предавая в руки скорбей и бед, чтобы хоть так вразумить тех, кто еще способен к вразумлению».

Не ответив на эти вопросы, мы не сможем возродить Россию, Русь православную, Святую Русь… Как писал Игорь Северянин:

«Родиться русским –

Слишком мало:

Им надо быть,

Им надо стать!»

Конечно, для этого необходим труд — тяжелый духов­ный труд истинного подвижничества и покаяния. Необ­ходимо человеческое мужество и стойкость. В мире, кипящем страстями, расставляющем сети соблазнов, пытающемся всеми силами отвратить русского человека от истинного пути, нелег­ко остаться верным высшим идеалам. Но уже в самом стремлении к ним, в борьбе за их утверждение обретает человек смысл жиз­ни, познает ее высшую ценность, видит великую цель.

Главное на этом пути — не унывать, не опускать руки. И да будет нам на этом пути в утешение и ободрение звучать слово митрополита Ио­анна: «Итак, братия и сестры, соотечественники, люди русские. Молю вас усердно, вседушно повинуясь своему архипастырскому долгу и голосу совести своей — воспрянем, опомнимся, одумаемся наконец! Господь милосерд и нелицеприятен; всякую искренне обратившуюся душу приемлет с радостью и любовию, омывает от грехов и неправд благодатию Своей, утешает утешением возвышенным, духовным, о котором суетный мир не имеет даже приблизительного понятия. Лишь начнем нелицемерно — появятся и силы, и ревность, ибо нераскаянны обетования Божий, и великая судьба России зависит ныне от нашего произволения. Мы — никто иной — можем и должны вос­создать державу Святорусскую. Да будет так».

Ждут победы России святые,

Отзовись православная рать!

Где Илья твой и где твой Добрыня?

Сыновей кличет Родина-мать.

Встань за веру, русская земля!

(Из марша «Прощание славянки»)

Рубрика размещения Колонка писателя Игоря Евсина. Закладка постоянная ссылка.

Comments are closed.