Игорь ЕВСИН. Как молчанием предается Бог.


DSC_71161.     Жаждем веры, но не просим

Сегодня нам приходится заново осмыслять личную, обществен­ную и государственную жизнь. И если мы собираемся жить достойно, полноценно и осмысленно, то должны обратиться к Православию к святой Церкви Христовой. Господь сотворил для нас чудо. За почти 70 лет коммунистического режима Православная Церковь подвергалась таким жестоким гонениям, что по всем человеческим законам она не должна бы существовать вообще. И разве не чудо, что, казалось бы, из навсегда разрушенных храмов и исковерканных душ возрождаются тысячи православных приходов и тянутся в церковь вчерашние атеисты с которых спала пелена безбожия.

Еще в начале 1990-х годов владыка Иоанн писал: «Социальные опросы показывают, что несмотря на всеобщий хаос и разочарование, Церковь — единственный общественный институт, авторитет которого в народе непрерывно растет. Растет, несмотря на титанические усилия современных средств массовой инфор­мации (сказать бы — дезинформации!) растоптать в человеке последние проблески человечности, усиленно пропагандируя самый грязный, гнусный разврат, как образец подражания. Несмотря на огромные масштабы духовной агрессии, развер­нутой против Руси на западные деньги бесчисленными анти­православными ересями и сектами, в этом водовороте разру­шения, где все, казалось бы, должно погибнуть и распасться, — Церковь крепнет день ото дня».

Но сдаваться богоборцы не собираются. И сегодня бессовестно играя на чело­веческих страстях, они пытаются закрыть духовные очи нашего народа лукавой «бриллиантовой пеленой».   Пытаются подменить идею служения Богу служением деньгам, мамоне. Зарабатывание денег для многих становится смыслом жизни.  Повсеместно насаждаются чуждые русскому человеку цели — бизнес ради денег, деньги ради удовлетворения «естественных потребностей». Плоды этого мы уже наблюдаем — насилие, разврат, ложь, цинизм сопро­вождают стремление к обогащению, к «удовлетворению потребностей». А плоды эти вырастают из цветочков нынешнего «просвещения», которое в свое время на официальном уровне было определено как «воспитание потребителя». То есть задачей либеральной пропаганды было воспитание россиян в рамках западной материалистической безбожной идеологии, которая основана на ценностях индивидуализма и эгоизма. Вот тогда-то с начала 2000-х годов и стала образовываться в христианской по природе душе русского человека пустота, которую тут же стали заполнять массовой «шоу-культурой» с ее культом «пофигизма» и развлекаловки. И по сегодня различные программы ТВ нацелены на то, чтобы под видом развлечения, взращивать в народе такие качества, как стяжательство, соперничество, сутяжничество, склочничество, цинизим. При этом практически во всех юмористических передачах осмеиваются лучшие человеческие качества – бескорыстие, взаимопомощь, жертвенность, целомудрие. Материальные ценности пытаются преподнести, как ценности гораздо более значимые, чем мораль, нравственность духовность.  Деньги, квартира, машина, фазенда, возможность жить «красиво» стали смыслом деятельности многих и многих людей. Казалось бы, что плохого в том, что человек стремиться много заработать? В общем-то ничего плохого здесь нет, если следовать совету русского классика Гавриила Державина:

Живи и жить давай другим,

Но только не за счет другого;

Всегда доволен будь своим

Не трогай ничего чужого;

Вот правило, стезя прямая

Для счастья каждого и всех.

Увы! В условиях жесточайшей рыночной конкуренции обретать богатство следуя этому правилу не получится. Конкуренция нынешнего времени – это богатение за счет другого. Но еще страшнее то, что в подавляющем большинстве случаев достижению богатства препятствуют такие чувства, как ответственность за других, справедливость, совестливость, долг перед Родиной. Не говоря уже о страхе пред Богом.  Вот и получается, что зачастую для обретения богатства надо освобождаться от вышеперечисленных духовно-нравственных чувств. И освобождаются. А это уже прямой путь к погибели души, потому и в наше время актуальны слова Ф.И. Тютчева «не плоть, а дух растлился в наши дни».

Вот почему дело дошло до того, что многие считают вполне приемлемой деятельность вора, рэкетира, проститутки. Что ж, это вполне западный взгляд на вещи «у каждого — свой бизнес».

Чем же это заканчивается? «В условиях духовного кризиса человеческого общества — говорится в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви, -  средства массовой информации и произведения так называемой массовой культуры, нередко становятся орудиями нравственного растления, воспевая и превознося половую разнузданность, всевозможные половые извращения, другие греховные страсти… низводя тем самым человека до уровня животного, руководствующегося лишь инстинктом».

О духовном состоянии такого человека-животного Федор Тютчев писал:

Безверием палим и иссушен,

Невыносимое он днесь выносит…

И сознает свою погибель он,

И жаждет веры, но о ней не просит…

Но откуда же у русских людей появилось такое состояние? Здесь следует несколько отойти от исторического экскурса и попытаться сбросить с себя информационную пелену неведения о дне сегодняшнем. Если это сделать, то нам откроется, что против нас ведется настоящая информационная война. Итак, спади, лживая информационная пелена!

2.     Битва против духовности

Информационные войны бывают разные — финансовые, экономические, политические. Мы же поговорим о информационной войне, как о духовной битве. Когда я подумал, как выразить краткую суть того, что конкретно происходит во время информационных атак на наш народ, то неожиданно вспомнил рассказ моего духовного наставника приснопамятного архимандрита Авеля (Македонова).

«Помню, — рассказывал отец Авель, — как повсюду в домах стали устанавливать радио. Сколько было радости! Прошло время, и я как-то спросил у своего духовника рязанского владыки Димитрия (Градусова). Владыко, говорю, а радио — это хорошо или плохо? И тогда он мне ответил: — Радио плохо потому, что оно отвлекает человека от мыслей про Бога. Но придут времена еще худшие. Оно будет направлять человека против Бога».

Прозорливый владыка Димитрий, вечная ему память, не дожил до этих времен. Архимандрит Авель застал их начало. А мы живем именно в эти времена. В советский атеистический период, когда становилось и развивалось радио и телевидение, не было прямого богоборчества. Атеизм предполагает, что Бога не существует. А коль не существует, то и не с кем бороться. Боролись против веры, как идеологии. Сегодня же времена совершенно другие. На смену атеизму пришел скрытый сатанизм. Многие современные идеологи рыночных отношений, в отличие от коммунистов верят в Бога. Причем многие их них, как в Евангелии «веруют и трепещут», однако не оставляют своих бесовских дел. Здесь можно задаться вопросом — какое отношение могут иметь социалистические, либо рыночные отношения к духовности? Конечно же никаких, ведь еще в конце XIX века поэт Лиодор Пальмин писал:

По рынку враждующих партий

В молчании Истина шла;

Её снеговая одежда

Чиста безупречно была…

И кто-то воскликнул несмело:

«Вот Истина, вот она здесь!»

Но был равнодушно-небрежен

К ней рынок враждующий весь…

Итак, рынок не приемлет Истины, которая есть Христос. Потому оговорюсь сразу — ни экономических, ни политических вопросов здесь я ставить не собираюсь. Речь пойдет не о том, какая экономика лучше, а какая хуже. Ведь даже при самом наилучшем экономическом строе, человек неотвратимо будет страдать. От жизненных неудач, от разочарований, от болезней, от смерти близких. Здесь же хочется поразмышлять о духовных проблемах, вытекающих из нынешней социальной ситуации. Именно из той, в которой мы находимся. И о том, как она отражается на нашей духовности.

А ситуация крайне непростая. Это покажется странным и даже чем-о невероятным, но социалистический лозунг «Все во имя человека, все для его блага», очень востребован нашими либералами-рыночниками. И под благом они подразумевают то же самое, что и коммунисты. То есть, материальное благо. Только в отличие от коммунистов, либералы главным благом провозглашают свободу. Свободу слова, свободу печати, свободу выбора образа жизни.

Кто же стоит на пути проявления этих свобод? По мнению радикальных идеологов либерализма, проявлению объявленных свобод в нашей стране противостоит Православная Церковь. Не будем говорить, что это ложное мнение, скажем только, что в послании апостола Павла прямо говорится: «Все мне позволительно, но не все полезно». (1. Кор. 10:23). Однако о неполезности, а тем более о прямом духовном вреде лукавого применения декларируемых ныне свобод никто из поборников прав человека рассказывать не собирается.

Однако же, что плохого в идеологии свободы пропагандируемой нынешними СМИ? И даже больше — идеологии, внедряемой через различные общественные организации, сообщества, ассоциации, проповедующие свободу, как человеческое право выбора. Конечно, человек имеет право выбора. Кто мешает его проявлению. Церковь? Но свобода выбора безусловная ценность и в христианстве. Только в нем оговаривается, что правильный выбор ведет к спасению души, а не правильный — к ее гибели. И даже недуховный, простой, казалось бы, элементарный выбор и тот может привести к плохим последствиям.  Здесь интересно привести пример из детства профессора Московской духовной академии А.И. Осипова: «Помню в детстве — рассказывал он на одной из своих лекций, — как-то зимой мне мама сказала, что на морозе нельзя прикасаться языком к дверной железной ручке. Только мама отвернулась, я тут же лизнул ее и был вопль великий. Я тот случай хорошо запомнил». Вот вам яркий пример последствия нарушения элементарного запрета.

Современные же пропагандисты свободы об этом ничего не говорят. Более того – они призывают «лизни языком морозное железо, и ты обретешь опыт познания того, что произойдет с твоим языком». Для них главная ценность человека — свобода, а не в запреты. И все это утверждается при лозунге, что в конечном итоге главное — это человеческая жизнь.

Но, позвольте, если существует запрет пересекать улицу на красный свет, чтобы не быть раздавленным, разве этот запрет существует не ради человеческой жизни? Запрет на употребление наркотиков, убивающих человека, разве не ради того же? А разве запрет на телевизионные фильмы и программы, растлевающие молодежь, существует не ради духовного и телесного здоровья? Любой честный врач психолог вам скажет, что разврат значительно сокращает человеческую жизнь, поскольку наносит тяжелейшие психические травмы.

Потому так абсурдны заявления поборников прав и свобод, что нет ничего ценнее, чем человеческая жизнь. Так ли это? Ведь, коль нет ничего дороже жизни, то зачем, спрашивается, умирать за Родину? И уж тем более умирать за веру, за Христа? Бог, он ведь вечный и ему, собственно ничего не надо. А человек смертен. Он должен использовать жизнь себе в удовольствие. Жить ради себя. А тот, кто с этим не согласен — мракобес, которого следует изолировать от общественной жизни.

Такая идеология разрушает самую главную составляющую православной веры, а именно жертвенность, как проявление любви. К Богу, к Отечеству, к своему народу, к родителям, к своим ближним. В рыночных отношениях вместо жертвенности преподносится бартер: «ты мне, я тебе». Из этого следует, что Родина там, где лучше платят, что лучшая мать та, которая дает возможность чаду кататься, как сыр в масле, что лучший друг тот, кто больше денег одолжит. И даже человек, которого ты любишь, тебе тоже должен за эту любовь чем-то отплатить. Еще в начале 2000-х годов поэт Андрей Дементьев писал:

Все продается и все покупается:

Совесть, карьера, успех и уют.

Дайте на лапу, кому полагается.

Люди берут, когда много дают.

Как это все наши души уродует.

Подло живем… Но довольны вполне…

3.     Как молчанием предается Бог

Сегодня многим молодым людям с становится уже непонятно нужна ли, например, жертвенность на войне? Если видишь превосходящую силу — лучше сдайся. Зачем женщина жертвует ради ребенка своим сном, отдыхом, развлечениями? Сдала бы его в детдом и жила бы в свое удовольствие. Мало того, либеральные «праволюбы» по-иезуитски лукаво утверждают, что поскольку мы должны любить человека, то должны уважать и его права, даже те, которые прямо противоречат традиционному народному самосознанию. Например, право на детоубийство, то есть аборт, право «заниматься любовью» извращая естественную половую жизнь. Право преподносить извращения, как норму. Право употреблять наркотики из-за любви к наслаждению. Право глумиться над моралью, нравственностью, христианством…

Однако при этом обществу отказывают в праве ограждать себя от пороков. А христианам защищать святыни от глумления. И в первую очередь такие святыни, как Божии заповеди. Нам пытаются отказать в праве на свободу слова в светском информационном пространстве. Как же! — не дело Церкви указывать, как должно жить светское общество! Нас бомбардируют установками, что мы, православные, должны быть терпимыми (толерантными) и смиренными. Ведь христианство именно это и воспевает — терпение и смирение.

Да, мы должны смиряться. Но не перед злом же, которое губительно для спасения души! К примеру, может ли спастись мать, которая, уважая права своего ребенка, смиряется перед тем, что он играет в компьютерные игры, разжигающие злобу и отравляющие сознание демоническими образами. Может ли она спастись, не ограждая свое чадо от порнографии? Может ли спастись учительница, смиренно взирающая на школьниц, приходящих в класс неприлично одетыми и читающих журналы для малолетних проституток. И можем ли спастись мы, смиряясь пред насаждаемой нам и нашим детям идеологией, в которой пороки преподносятся, как права человека, как норма, которую нельзя опротестовать? Перед идеологией, в которой добро и зло меняются полюсами? В которой целомудрие осмеивается, как фригидность, благородство, как слюнтяйство, честь и совесть, как пещерные понятия. Зато превозносится умение наживаться за счет других и жить в свое удовольствие опять же за счет других.

Так можем ли мы смириться перед такой идеологией, которая развращает наших детей, да и наших ближних, которые не имеют такой веры, такого духовно-нравственного устроения, чтобы противостоять ее разрушительному действию? Не окажемся ли мы при таком ложном смирении в ситуации, когда по слову святителя Григория Богослова «молчанием предается Бог».

Русский религиозный философ Иван Ильин в книге «О сопротивлении злу силою» писал: «Если я, не вмешиваясь предоставляю злодею духовно губить и кощунствовать, то я соучаствую в его злодеяниях… Не говорить злу ни да, ни нет, значит сказать ему «да», поэтому прячущийся вовсе не выжидает, а предает, ибо молчанием предается Бог».

В одном из стихотворений современной поэтессы Елены Семеновой есть такие строчки:

Молчанье — преступленье есть

Пред Богом, Родиной, отцами,

Детьми… С заклеенными ртами

Не восстанавливают честь.

А вот как говорил об этом архиепископ Аверкий (Таушев) в своем труде «Отпущение грехов и мнимая христианская любовь и всепрощение»: «Запрещается всякая злоба и злорадство в отношении грешащего ближнего… а отнюдь не справедливая, чисто идейная оценка его поступков и поведения, каковая необходима… дабы мы не стали, в конце концов, относиться безразлично к добру и злу, и зло не восторжествовала бы, вследствие этого, в мире». Говорил владыка Аверкий и о том, каким образом молчанием предается Бог. «Совсем никого и ни за что не осуждать — такого настроения в современном христианском обществе только и хотят добиться слуги грядущего Антихриста для того, чтобы им легко и просторно было действовать, подготовляя в мире обстановку, благоприятную для скорейшего воцарения их властелина. Неужели в наше время каждому честному и сознательному христианину еще может быть не ясно, что безусловное всепрощение нужно лишь Антихристу, дабы люди окончательно потеряли различение добра и зла, помирились бы охотно со злом, охотно приняли его, а потом и самого Антихриста».

Что же касается общецерковного мнения на рассматриваемую нами тему, то оно оглашено в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви». Здесь будет уместным еще раз напомнить цитату из этого документа: «Церковь должна указывать государству на недопустимость распространения убеждений или действий, ведущих к разрушению личной, семейной или общественной нравственности, оскорблению религиозных чувств, нанесению ущерба культурно-духовной самобытности народа».

Рубрика размещения Колонка писателя Игоря Евсина. Закладка постоянная ссылка.

Comments are closed.